paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Вторичный вторник

Из дома вышел затемно, однако мороз отсутствовал, пар не фиксировался как нечто закончено скульптурное, поэтому тьма казалась разреженной и даже, отчасти, тёплой. Каникулярной. Приморской.

В маршрутке было светло и даже празднично: особенно когда вставали у светофоров, смешивающих свои яростные блики, то алые, то изумрудные с гирляндами фар, окружающих наш аквариум интенсивностью новогодней ёлки.

На кольце у Мебельной фабрики встали в пробке, из-за чего время начало плыть иначе. Другим брассом.

Рассвет я застал выходя из больничного подвала, где переодеваешься после процедур, снимаешь бахилы.
Освещение там, толстящее стены и скрадывающее углы, обязательно тусклое (тоннельное), а из запахов пота и пищи возникает призрак казармы.
И даже воздух дыряв.

Начинаешь подниматься по лестнице к курилке, где тяжело даже если никто не курит, а в дверном проёме уже плещется сиреневый кисель, значит, можно фотографировать.

Рассвет – это когда свет накапливается в количестве, достаточном для предметного, а не эстетски размытого кляксами снимка.



Лето без лета
«Лето без лета» на Яндекс.Фотках

Снег, вероятно, падал всю ночь: перед сном я чистил ступеньки, а когда вышел в начале седьмого, их опять занесло по щиколотку.

Вот и когда ехали обратно (меня вновь подвозил Александр Иванович), пух летел в лобовое стекло, очевидно смягчая ход. Причём не только нашим рессорам.

День просыпался, но не становился ярче, просто город, который просыпался вслед за снегом, растягивался примерно так же, как пласт пельменного теста после раскатывания скалкой – то есть, становился длиннее и тоньше. Прозрачнее на просвет.

Снежники, падая на лобовое стекло, превращаются в стеклянные точки, похожие на капли дождя.
Дворники, прежде чем растворить этот лёд, вдавливают капли в стекло.
И только после размазывают в испаряющееся крошево, смешивающееся с отсветом соседских фар и габаритных огней, цвета венозной крови.

Вся эта химия так или иначе (особенно если ехать по Свердловскому проспекту в сторону центра сверху вниз, когда видно далеко впереди и шоссе превращается в один бесконечный косяк целеустремленной рыбёшки с воспалёнными плавниками) проникает внутрь и оказывается частью твоей вторничной личности.

Тем более если небо и всё, что вокруг изваляли в муке до состояния полнейшей непроницаемости, так что на «по сторонам» не отвлечёшься.

Выключаешь подслеповатое радио. Включаешь интровертность как те самые дворники, что со скрежетом скоблят тебе лоб; скорей бы добраться до дома, до постели (почувствуйте разницу между словами: «койка», «постель», лежанка», «ложе»), лёжа на которой видно лишь небо.

Точнее, ту его часть, где из залежей серых оттенков зарождается преждевременный вечер.


Locations of visitors to this page


Tags: Челябинск, зима, пришвин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments