paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Виченца. "Театр Олимпико" как центр нутрянного центра. И от этого тут безжизненно тихо

«Олимпийская академия» в Винченце была основана в 1555 году 21-м членом, среди которых был и Палладио, спроектировавший первый крытый европейский театр на бывшей территории тюрьмы.

Вот откуда взялись тяжёлые, толстые стены, окружающие театр, из-за чего внутри образовался живописный и не менее интересный, чем сама «историческая сцена» скверик со скульптурами, приносимыми в дар членам академии (а среди них были картографы, философы и математики, в «Академии» занимались не только литературой и фехтованием, но и верховой ездой и собиранием оружия).

Вот откуда взялись центральные ворота, названные в путеводителе «оружейными».

Да, кстати, «Академия существует по сегодняшний день и с трудами её можно ознакомиться на официальном сайте.

Вот почему у Театра нет привычного фасада, в него ныряешь как в каменную берлогу, точнее пещеру – в одном из залов, оформленных бледными фресками и старинными портретами, тебе продадут билет, затем из зала «Одеон», в котором расположился «музейный магазин» с комплексом других, более сохранившихся фресок, ты ещё раз ныряешь в новое подземелье, весьма напоминающее обычное театральное закулисье (точнее, засценье) – со сводами и подсушенной сыростью, чтобы затем выйти в зал с деревянным амфитеатром, который здесь не главное…

Главное – сцена, которую видишь почти сразу и, несмотря на то, что неоднократно видел её на репродукциях, ахаешь, настолько она хороша, избыточно подробна и свежа.

Фотографии не передаёт прелести совмещения архитектурного убранства со скульптурами и многочисленными декоративными приблудами, наложенными на декорацию, видимую в три центральные арки.



Внутри "Театра Олимпико"
«Внутри "Театра Олимпико"» на Яндекс.Фотках

Ну, да, за ними расходятся в разные стороны городские улицы – именно так архитектор Винченцо Скамоцци, достраивавший после смерти Палладио его последнюю постройку (идея архитектора была в, как бы сейчас сказали, детальной реконструкции живого древнеримского театра, подробностей об устройстве которого Палладио набрался в книгах Вертрувия), представлял себе древние Фивы.

«Театр Олимпико» открылся под его руководством премьерой пьесы Софокла про царя Эдипа, после чего одна единственная декорация продолжает стоять на сцене и длить свои архитектурно-иллюзионные усилия вот уже какой век подряд.

Впрочем, торжественное архитектурно-художественное оформление сцены, таким образом, тоже играет роль декорации, каменного намордника для Фив, выглядывающих из-за арок.

Впрочем, парадный портик, точно так же, как и городское разнообразие Фив, сделаны из дерева, оформленного под более прочные материалы; просто портик сделан под мрамор, а древние улицы с домами и скульптурами на крышах – под камень.

И сложно понять какая из этих подделок выглядит убедительнее...

…тем более, что, как это и положено в театре, постоянно на что-то отвлекаешься: на скульптуры, обрамляющие сцену и стоящие у стен, обрамляющих деревянные скамьи амфитеатра.
И на фрески, изображающие выпуклые скульптуры.

И на потолок, выкрашенный фреской, изображающей волнистое небо-море.

Или вот на этот драматический стык зала с просцениумом, куда уже не пускают, впрочем, и по залу позволяют ходить только по специально оговоренным дорожкам.

Это очень богатое и насыщенное пространство, убивающее своим сияющим великолепием любые отчётливые ощущения: я ведь специально сел посредине, замер и стал придирчиво прислушиваться к нутрянке.

Нутрянка молчала; тогда я начал вспоминать своё собственное театральное прошлое с тем, чтобы оно, как нечто законченное, наложилось на то, что когда-то закончилось здесь, но и этого, поему-то не вышло.

Хотя в зале я был практически один, никакой ажитации не наблюдалось, сцена и зал были сфотографированы со всех возможных ракурсов и можно было отпустить своё внимание в никуда.
Но никуда молчало и не вспыхивало на изнанке темечка ни единым светлячком.

Я всё время подмечал какие-то новые живописные или фигуристые детали декора, меня отвлекали отполированные деревянные скамьи амфитеатра или в зал заходили какие-то очередные туристы и ахали, чтобы у меня процесс восприятия и записи восприятия возвращался в исходную точку.

Если раньше здесь и творилась жизнь и закипали эмоции, то их выкурили отсюда сквозняком поточного туризма.
Дым рассеялся, понимаете?

Осталась одна только голая коробка дна, рельеф тотального обмельчания, лишь одни деревянные, но лишённые каких бы то ни было запахов стены.

Запахи, да, именно их-то мне тут и не доставало, хотя мутные софиты, подкрашивавшие воздух зала какой-то запылённой бархатистой поволокой, намекали всё же, что деревянный остов невозможно проветрить до полного бесчувствия.

Конечно, это чудо, что такая резная шкатулка не сгорела, не сгинула и не пропала в веках, а вот она, выложенная как на фарфоровой тарелке (рисунок вычерченный мелко), стоит как в день творения, с самой что ни на есть реставрационной иголочки.

Тут было ещё вот что: противоход разума и чувства – в театр попадаешь, проходя внутренний дворик, возле кирпичных стен которого (впрочем, как и в центре, среди газонов) стащены самые разные скульптурные обмылки и обноски.

Внутренний дворик театра Олимпико
«Внутренний дворик театра Олимпико» на Яндекс.Фотках

Детали архитектурного убранства, обломки колон, разнообразные путти и даже один козлобородый пан с копытами (?а, может, Янус какой, ибо у него наблюдается второе, правда, отколотое лицо), мемориальные доски с размашистыми надписями на латыни.

Особенно эффектным мне показалось одно мраморное "колесо", окончательно прислонённое к стене и наведшее меня на некоторые размышления, о которых чуть ниже.

Всё это свалено и разбросано как бы невзначай и кое-как, а, на самом деле, расположено в духе романтических пейзажей с руинами пирамид и развалинами древних храмов.

Причём, как я понимаю, это даже не кладбищенские фигуры, но приношения академикам, разыгранные как ещё один спектакль, полностью затмевающий тот, что статично плывёт внутри.

Дворик, действительно, напоминает кусок погоста, но, что особенно важно и приятно для послевкусия, без всего этого замогильного бэкграунда и пепельного антуража: скульптуры намекают на кладбище, разыгрывая его, но, при этом, не скрывают своей игровой (искусственной, искусной) природы.

Сцена Театра Олимпико огорожена и ты её наблюдаешь со стороны как в Мавзолее, а тут входишь внутрь картины и активно в ней участвуешь –ну, и она участвует в тебе - и, со своей элегической энергетикой, переливается сквозь органы чувств и прочую воспринималку (светит солнце, припекая кожу, налетает ветер, падает листва, движутся тени, на соседней лавочке обжимается парочка, сквозь «оружейные ворота» слышна проезжая улица и виднеется фасад городской пинакотеки, краткий день начинает задумываться о закате и тени становятся всё длиннее, всё насыщеннее), делая путешественника частью пейзажа.

Причём, не стихийно образовавшегося (этот случится чуть позже), но выстроенного так же тщательно, как икебана.

И это букет, точно эклога, говорит тебе о тщете всего сущеготеатр это же только «здесь и сейчас», в эту конкретную минуту, которая больше никогда не повторится (к тому же ты, скорее всего, никогда сюда не вернёшься: Виченца не из тех городов, а даже если и вернёшься, то это будет уже какой-то другой человек, а не ты сегодняшний, румяно ноябрьский, яблочно-предзимний), из-за чего облезлые бока мраморов и фигур из песчаника начинают белеть в пространстве, как бы прожигая в нём вневременные дыры.

Как если это в них, а не в тебе течёт жизнь времени и, постоянно, самоуглубляясь, они как бы подают пример вечного и недоступного тебе, теплокровной органике, существования.

Но от этого – ни холодно, ни жарко, так как «всё проходит, и это пройдёт», а что пройдёт – то будет мило: всего какие-то пара минут на праздной лавочке, и вот ты уже не просто внутри пейзажа, но точно внутри александрийского стиха, по-русски звучащего шестистопным ямбом.

Примеры которого приводите, пожалуйста, сами.


Locations of visitors to this page

Несмотря на то, что «Театр Олимпико» расположен как бы на отшибе – площадь Маттеотти плавно переходит в улицу, бредущую параллельно каналу, который, заканчиваясь у транспортной развязки, подводит к другому каналу, уводящему уже за город.

Сейчас посмотрел по картам: Олимпико находится едва ли не в центре Виченцы, карта которой напоминает фотооттиск полушарий головного мозга.

Тем проще, значит, будет выйти из этой, постоянно закручивающейся в спираль местности, центром которой оказывается округлый театральный зал, окружённый наростом закруглённого сквера, на финальную метафору.

Виченца строилась как раковина, перламутры которой надстраивались, постепенно расширяясь, вокруг отсутствующего центра театральной сцены.

В Падуе тоже есть овальный объект – площадь Прато делла Валле, сформировавшаяся на месте древнеримского амфитеатра, но там она находится сбоку от смыслового центра города, выполняя роль пупа (причём, сразу же с пирсингом), связывающего две главные базилики города с мощами святых в единую духоводческую цепочку; здесь же город собирается в точку театра, возникшего на месте тюрьмы и сублимирующего формы несуществующего здесь древнеримского кратера.

Теперь понятно почему я ничего не почувствовал, сидя на деревянной скамье амфитеатра: просто я был там в центре центра.


Из "Итальянского путешествия" Гёте:

"Право, есть нечто божественное в его строениях, они - как чудодейственная сила великого поэта, который из правды и вымысла создаёт нечто третье, завораживающее нас своим заимствованным бытием.
Олимпийский театр - театр древних в миниатюре. Несказанно прекрасный, он в сравнении с нынешними театрами всё же представляется мне знатным, богатым, хорошо воспитанным ребёнком рядом с умным, многоопытным человеком, пусть не столь знатным, богатым и висптанным, но зато знающим, как распорядиться средствами, у него имеющимися..."
" (19.09.1786)
Tags: Италия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments