paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Il Redentore/ Иль Реденторе. Джудекка

Сегодня первый раз ездил на «острова лагуны» и попал сразу в две палладианские церкви – Храм Христа Спасителя на Джудекке и в Сан-Джорджо, чьи фасадные кости и разбухшие купола (вместе, разве что с Салютой) эмблематически украшают все главные открыточные виды.

Кажется, тут всё как-то взаимосвязано – острова, прямоугольные лица, известные с детства, отдельные, принципиально отдалённые и потому вдвойне привлекательные.

Венеция, построенная из «ветра странствий» и стоящая на морской воде, сама по себе олицетворяет это сложно формулируемое чувство блуждающего центра, который почему-то хочется догнать, но который ведёт себя точно линия горизонта.

Манит и сама Венеция, милый каменный тупичок, но когда ты приезжаешь сюда, то притяжение это не исчезает, как бы распыляясь по округе вечным бризом…

…поэтому, пробегая по центральным набережным, гуляя по Дорсодуро, нет-нет, да и посмотришь на Джудекку завистливым взглядом – соседская корова всегда жирнее.

Хотя умом-то понимаешь, что ничего принципиально иного там быть не может, ничего существенного с тобой на Джудекке не случится, так как даже со стороны видно, что это – округа и окрест, лишённые достопримечательностей.

Но Палладио…

Но манкий белый фасад Иль Реденторе, лишённый лишнего…

Хотя зная немного теории, спинным мозгом чувствуешь, что главное событие здесь – именно передняя стена, обращённая городу и миру, овнешняющая всё, что внутри.



Так и выходит. Так и вышло.

Внутри ХХС пустынен, бел и не кажется таким огромным, как со стороны Пьяцетты.

Палладио вдохновлялся древнеримскими термами да базиликами, их торжественно сдержанной простотой (функционально Иль Реденторе напоминает Салюту с её официальным бэкграундом, востребованным только раз в году), красотой очевидных пропорций, когда главное не перемудрить.

Строй его демонстративно разрежен: пространство, лишённое суеты пожирает отдельные картины, вставленные в неглубокие ниши, живопись здесь нема и служит бесплатным приложением к архитектуре.

Драгоценные камни, вставленные в ещё более впечатляющую оправу, оттягивающую всё внимание на себя без какого бы то ни было остатка.

Кажется, что если бы её сейчас изъяли, ничего существенного в этом белом просторе не изменилось.

Тем более, что руку к ней приложили, в основном, художники второго-третьего ряда.

Есть, разумеется, здесь и свой Тинторетто, и свой Веронезе (оба по правой стороне), но как-то весьма символично, что оба они подаются как «в соавторстве, школа».

Хотя картины прозрачны, несмотря на золотистую заболоченность у «Веронезе»и фирменные внутренние (едва ли не акустически ощутимые) объёмы «Тинторетто».

Джудекка – это Венеция без венецейской живописи, без уникумов и художественных (религиозных, туристических, каких угодно) пунктумов, чистая городская данность, обманчиво прощупываемая до самого донца.

Ан нет, за протяжной, парадной набережной, тянущейся, окна в окна, глаза в глаза, к Дорсодуро, рассыпаны незаметные кварталы со своей незаметной со стороны жизнью (про Cipriani, один из самых дорогих отелей мира, знаю, знаю).

Кажется, здесь, на виду у Светлейшей и в тени её, должны жить особенные, особого непарадного склада люди, похожие на скандинавов и склонные к элегически настроенной меланхолии.

Туристов здесь практически нет, местных жителей - тем более (турист всегда заметнее аборигена); можно углубиться внутрь острова, чтобы дойти до его тыльного края, посмотреть на непарадную сторону лагуны, и не встретить в этих узких, сквозных проходах ни одного прохожего.

Магазины и кафе тоже, в основном, на набережной (да и то всего несколько, нормального туалета не сыскать), упирающейся в тюремную громаду отеля Кемпински.

Там же, если идти вглубь, встречаются совсем уже провинциальные закутки с импровизированными садиками и цветками в кадках, ремонтными мастерскими с разобранными катерами и гондолами в арках, выходящих в местные каналы, современные многоквартирные дома, которые не поддаются реставрации, ибо устаревают сразу же и бесповоротно.

Проходными дворами и перегороженными набережными, наконец, доходишь до конца всего – там, где задирают жирафьи шеи грузовые краны порта и где чалятся неуверенные в себе яхты.

Кажется (иллюминаторы наглухо занавешены – обычно именно так венецианцы прикрывают окна ставнями), в них тоже живут.


Locations of visitors to this page

Tags: Венеция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments