paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Биеннальные павильоны Украины и Азербайджана

По дороге из Палаццо Фортуни к возвышнному и прекрасному мосту Галерей Академии пересекаешь большую площадь, где, среди прочего, два выставочных зала.

В одном – биеннальный павильон Азербайджана, в соседнем здании – Украины: выставочный городок в садах Жиардини не в состоянии вместить все участвующие в смотре-конкурсе страны, поэтому павильоны многих национальных школ разбросаны по всему городу.

Блуждаешь по каменным лабиринтам и обязательно, время от времени, натыкаешься на яркие выставочные афиши с эмблемой Биеннале.

Можно задаться целью и собрать их все в лукошко примерно так же, как я это проделывал с церквями Хоруса; правда, у современного искусства своя специфика и все эти локальные экспозиции гораздо менее питательны и интересны, чем наборы разнокалиберных артефактов «сакральной культуры».

Тем не менее, биеннальные объекты создают, подобно церковным, ещё одну сетку восприятия Венеции, упрощая задачи проникновения внутрь (ещё бы понять чего), систематизируя их.

Собственно, именно поэтому я и предпочёл в этот раз Венецию более универсальной Флоренции: сейчас биеннальные выставки дают возможность "без предварительной договорённости" заходить в обычно закрытые места – странные и не совсем профильные помещения, добавляющие смысла любым актуальным объектам.

Поэтому, ловись рыбка, большая и маленькая.

Не взлетим, так поплаваем.



Вход в павильон Азербайджана
«Вход в павильон Азербайджана» на Яндекс.Фотках

Для того, чтобы попасть в павильон Азербайджана в Палаццо Лезе (Lezze), проходишь комнату, целиком «заправленную» ярко-красными коврами.

Пол, потолок, мебель и даже книги на книжных полках, всё здесь то ли покрыто ковровым покрытием, то ли полностью сделано из него.

Нечто похожее, правда, с другим, совершенно царским размахом, можно увидеть в Паллацо Грасси, целиком переоформленном <переформатированном> расписным ковролином.

С одной стороны, можно сказать, что тенденция, актуальный тренд (яркая восточная ориенталистика, помноженная на местный контекст и современные технологии), но, с другой, всё это напоминает про двух звёзд шоу-бизнеса, заявившихся на важный приём в одинаковых платьях.

Правда, пока непонятно кто кому смазал красивую игру.

На втором этаже несколько залов отведены под фотографические лайтбоксы, как с традиционными видовыми картинками, так и нестандартными кругами, в которых обнародованы не менее традиционные культурные ценности цветастой мусульманской жизни.

Однако, главный художник здесь один – Рашид Алакбаров и его инсталляции выставлены в двух боковых залах.

В первом на полу громоздятся, в мигающей мечущимся софитом темноте, груды металлических трубок.
Луч подсвечивает их то с одной, то с другой стороны.

И тогда металлический хаос выдаёт тени правильной геометрической формы – тот или иной восточный орнамент, цветочное соцветье или сложносочинённую арабеску.

В другом зале похожая груда железа внезапно оборачивается миниатюрой с пышно возлежащим на подушках поэтом (или философом).

Кажется, это Фирдоуси (а, может быть, Руми: картинки в интернете выдаются такого качества, что могут подойти оба, хотя у Руми окладистая борода, а изображение Алакбарова тщательно выбрито).

Суть в том, что вся эта игра с металлическим хаосом и проекциями сильно напоминает «железки Гутова», которые вот точно так же, в зависимости от взгляда наблюдателя, то рассыпаются в нерасчитанный хаос, а то собираются в законченные изображения.

Другое дело, что Алакбаров пошёл дальше и реализовал не только метаморфозу зрительского восприятия, но и сделал видимой саму интенцию, направленность глаза (и даже мысли) на объект.

Гутов предлагает посетителю музея ребус, Алакбаров берёт его за руку и показывает в каком направлении ему думать.

Значит, всё-таки, Палаццо Грасси первичнее.

Между прочим, в соседнем здании, где «столуется» искусство Украины, отобранное Пинчук-центром, тоже есть работа, материализующая интенцию (нечто, по определению, неощутимое).

Здесь пара небольших комнат, выглядящих предельно концептуально.

В одной из них видео с созданием очередного скульптурного монумента, в другой – проект памятника памятнику (скульптура с накинутой на фигуру тканью - он, кстати, действительно поставлен в маленьком Шаргороде; волей случая я был на его открытии) Жанны Кадыровой.


А так же человеческие физиономии, нарисованные внутри спичечных коробков, но главное – это массивные белые конусообразные объёмы, заполняющие прихожую и мешающую зрителям нормально ходить из помещения в помещение.

Если внимательно приглядеться, то видишь: конусы эти берут своё начало из лампы, закреплённой под потолком и видеокамеры, поставленной на штатив.

Объёмные геометрические плоскости оказываются проявлением и закреплением света, который загорается в лампочке и начинает заполнять всё окружающее пространство.
Ну, или цифровым потоком, который вбирает в себя видеокамера.

Остроумная (впрочем, как и всегда), внешне простая работа всё той же Жанны Кадыровой.
Жанне наше троекратное ура!


Locations of visitors to this page


Tags: Венеция, биеннале
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments