paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Santa Maria Gloriosa dei Frari/Санта-Мария Глориоза деи Фрари

О Фрари невозможно писать на бегу точно так же, как невозможно её смотреть быстро и безотчётно, хотя, построенная францисканцами в XIII веке, она охраняет «левый берег» Венеции точно так же, как Санти Джиованни-э-Паоло верховодит на «правом», сверху от Гран-Канала.

Структурно они похожи (многое из того, что было написано про СДэП можно перенести и на СМГдФ), хотя настроением отличаются кардинально: путеводители не зря пишут о том, что два готических монстра разделяются как «мужской» (СДэП) и «женский» (СМГдФ) варианты «Главного Собора» (хотя для Венеции, где церквей больше, чем в Иерусалиме само это понятие «главного», да ещё и в близи от базилики Сан-Марко кажется оксюморонным).

Женский – значит, более светлый и, что ли, лёгкий (если о лёгкости можно говорить внутри крытого некрополя), завязанный не на захоронения дожей, но, в том числе и художников: самые эффектные гробницы Фрари, встречающие любого проходящего «зону контроля» (Фрари входит в «список Хоруса») принадлежат Тициану (справа) и Канове (слева), Монтеверди (в крайне левой аспиде).

Перед входом в Церковь – небольшая площадь с небольшим мостом, возле которого уличный певец преклонных лет с небогатым, но густым голосом выводит популярные оперные арии.

Пока сидишь и слушаешь, замечаешь, что отлив стал ещё заметнее. Вздыхаешь почему-то и идёшь «сдаваться».



Фрари
«Фрари» на Яндекс.Фотках

Если идти от моста, мимо фасада Фрари к площади Сан-Рокко, то правая стена её, кирпичная, могучая, скупая на проявления чувств) образует что-то вроде улицы с несколькими выступами капелл: заходишь за угол и церковь там как бы заканчивается.
Но доходишь до угла и раскрывается вид на новый выступ.

С солнечной и шумной улицы попадаешь в омут готического ангара, посреди которого (но уже ближе к алтарю стоят янтарного цвета резные деревянные хоры, выгораживая внутри пространство в пространстве, между прочим, мешая разглядеть главную жемчужина Фрари – алтарную картину Тициана «Успение Богоматери», композиционно вытянутую с помощью внутренних волн и красных одеяний Богоматери, вверх.

Внутри, Фрари тоже устроена как улица, точнее, как широкий проспект с витринами дорогих магазинов (ещё точнее: как целый средневековый город, защищённый от бед и врагов высокой крышей и броней стен).

Правда, ритм здесь задают не отдельные «торговые помещения», но монументальные надгробья (в отличие от СДэП стоящие, в основном, на мраморном полу, а не зависающие «вровень с нашей тоской»).

Особенно эффектным показался мне ансамбль, следующий за могилой Кановы (если идти к алтарю): захоронение дожа Джованни Пежаро, коего в последний путь сопровождают громадные мраморные мавры, черная сущность которых вылезает из белой оболочки в районе голов, рук и коленей.

Сразу за ними обычно висит тициановская «Мадонна Пезаро»,но сегодня её не было: черная, запыленная ниша оказалась пуста, точно разоренная урна без пепла.
Вековая пыль на неровной поверхности – эксклюзив, обычно недоступный посетителям Фрари.

Дальше посреди церкви хороводятся деревянные хоры, обрывающиеся перед самым алтарем, сбоку от которых идут торговые ряды персональные капеллы, набитые сокровищами.

Справа от алтаря, в одной из них, Донателло, затем полиптих Виварини; в правом торце трансепта очередной Беллини, здесь же – позолоченная сокровищница с самыми разными святыми мощами.

Рядом с ней дверь в соседний, уже совершенно пустой зал и воротами во внутренний дворик (закрытые) и какой-то совершенно одинокой мозаикой (или же фреской с золотым подбоем), которая оказывается надгробьем, выполненным Венециано.
С другой стороны тебя ждёт ещё один Виварини и плита в полу с надписью "Монтеверди", которую практически не видно из-за свежих роз.

Ошеломление сменяется утомлением, которое лечит тутошняя тишина, вялая как внимание туриста, летучая и быстро нарушаемая – стоит только подойти к двери: за ней дед всё ещё поет оперные партии, а люди слушают его, замерев, будто бы собираются жить вечно.

Я все время думаю о тех, кто ходил по этим узким улочкам раньше точно так же, как сейчас ходим мы (более похожие на тени, чем наши предшественники).

Вот они прошли и исчезли, а сытые и самодовольные туристы, постоянно попадающиеся мне навстречу, идут с таким видом, точно город этот принадлежит им и никому более.

Ну-ну.


Locations of visitors to this page
Tags: Венеция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments