paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Внутри пустоты для встречи/Санта Мария Формоза

Тут, конечно, важно уметь переключиться на другую волну: было бы красиво сказать, что каждое движение вёсел лодки, везущей нас из аэропорта к городу, раскручивает сознание в направлении покоя, однако, у вапоретто нет гребцов, у неё мотор, да и тот электрический.
Неискренний, хотя пейзажи, мимо которых они ползают по рифлёному свинцу, не меняются уже какое столетие.

Ещё важнее сколько и чего наворожило твоё предвкушение: умозрительная Венеция сплошь состоит из шедевров готической и барочной застройки, поглазеть на которые съехались самые прекрасные люди вселенной.

В жизни всё иначе, в том числе не только архитектура, но и сами представители вселенной, большую часть которых у нас назвали бы гастарбайтерами и которые, кажется, чувствуют себя главными хозяевами города.

По крайней мере, внешнего: они не текут сплошной сменой кадрового состава, как туристы, они не отсиживаются по наглухо задраенным палаццо, как остатки венецианских генов, они тут, всегда на виду, в центре густой толпы, которая обтекает их не то вежливо, не то равнодушно.

Сам город доступен лишь по касательной, под кожу не заберешься, поэтому раскручиваться нужно с помощью церквей и храмов, внутри которых и находятся станции наших встреч.
Логично было начать с самой близкой к своей резиденции, поэтому вместо обеда (съев два яблока) я пошёл в Санта Мария Формоза.



Вокруг да около. Первые дни
«Вокруг да около. Первые дни» на Яндекс.Фотках

У неё два фасада (один на канал в сторону нашей Alla Casseceria, другой – в сторону просторной площади, разумеется, забитой людьми, собаками и голубями, эмигрировавшими с Сан-Марко – там их, видимо, гоняют, поэтому в Центре Центра я их не заметил. Может быть, просто спали уже), соответственно, два входа.

Тот, что со стороны площади – для осмотра-light, чтобы получить общее представление об интерьере (небольшая площадка в боком нефе отгорожена бархатными канатами) и сером потолке с аккуратной геометрией выбеленного купола; тот, что повёрнут фейсом к реке – для осмотра по билету (три евро) с бонусом из живописи, пары витрин с «декоративно-прикладным искусством» и куском какой-то матерчатой святыни в пластиковой витрине.

Так как я решил купить билет ассоциации «Хорус» (объединяет 16 самых известных и как бы самых интересных церквей города), то выбора у меня не оставалось. Сомнений тоже.

Хотя ничего особенного в Санта Мария Формозе нет – она как бы сразу вся на виду и не содержит ни тайны, ни жизни, обычно загустевающей по углам и сводам пустующих Храмов, а главный пунктум Церкви - "монструозная маска человека-слона в основании компаниллы, самая знаменитая деталь этого храма", доступна и без билета (мне же больше понравились полустертые скульптурные медальоны, напомнившие питерский ампир и павильоны Карла Росси)

Живопись тоже висит безжизненная, выхолощено-ремесленническая, хотя имена не самые последние (но и не самые первые): глазурованная «Святая Варвара» Пальмы Старшего и «Мадонна Милостливая» Виварини, висящая в одной из капелл справа от главного входа (слева, у самой двери) же висит нечто канонически православное) не «просветы в небо, что оконца», но тромбы и сгущения, неактивно выделяющиеся на общем нейтральном фоне оштукатуренных стен архитектора Кодусси.

Его ренессансная логика кажется более близкой нашим представлениям о флорентийском искусстве, нежели о венецианском. Впрочем, о том, что ожидания не сбываются я уже упоминал.

Мимо таких картин а музеях ходят не оглядываясь и не замедляя шаг (Деготь в этой связи пишет о гладкописи соцреалиста Самохвалова).

Я сел посреди Церкви. Нос и затылок (темечко) молчали. Молчат. Зато радуется ухо, оказавшись в самом центре акустической раковины, превращающей старинные стены в гипсокартон.
Площадь и каналы, опекающие Формозу, обтекают её шумом и гамом – смехом и спорами гондольеров, отдыхающих на мостках набережной (почему-то уверен, что слышал именно их смех, ведь, как правило, они говорят громче всех вокруг, а жестикулируют, подобно актёрам театра Но на особенно размашистом языке), лаем собак (одна из них принадлежит хозяйке газетного киоска), приходящих в гости друг к другу, детскими шалостями, а, главное, пролетающими мимо самолётов: они здесь – обязательная часть ландшафта.

Причём не только звукового.


Locations of visitors to this page
Tags: Венеция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments