paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Вендерс, снимающий для Антониони

Где-то над Балканами ангел-хранитель уснула. Клаустрофобия, кстати или не очень, проявляется в том, что резко возрастает необходимость побыть в одиночестве.

Не "стены давят", но вдруг, бросая все, несешься сломя голову в хвостовой туалет, чтобы только, щелкнув затвором, отразиться в зеркале: да, ты один.

Возможно, со стороны это выглядит приступом энуреза, но неважно как это выглядит: вы ведь в лифте тоже ездите (стараетесь ездить) в одиночку. А тут - почти паника, практически порча, настолько нужно вдруг никого не видеть. Спазм. Потом отпускает.

Вокруг да около. Первые дни
«Вокруг да около. Первые дни» на Яндекс.Фотках

Тем более, что туалет не герметичен: в нем есть щели и дыры с подсосом. Там, наконец, можно, умыться - когда рядом нет никаких других средств настройки эквалайзера, помогает и вода. Специально проверял.

Сверху волны морские кажутся таяющей пеной. Катышками пуха. Распальцовкой табачного дыма, кидающего дротики: не один из них не достигает цели. Медленным недоразумением с огуречным прикусом.

Девочка проснулась, но более не шалит. Один из самых важных моментов путешествия свершается когда приземлившись, ты только-только перечеркаешь границу салона, выходишь на волю и делаешь первый вздох.

Этот эпиграф или, точней, камертон способен задать тональность всей остальной поездке.
Постфактум, вспоминая этот дебютный глоток иного, я неоднократно констатировал, что в этом мгновении, спрессованном до состояния пули в полете, проскакивает будущая поездка, вся как один миг.

Очень жду этого монтажного стыка того, что было - с тем, что будет. Это как, знаешь ли, заходишь в метро когда светло и сыро, а выходишь на другой стороне экрана, когда уже темно и тихо. И люди там иные. И местность изменилась кардинально.

Путешествие никогда не оправдывает ожиданий: его можно расчислить, но невозможно предугадать. Совсем как во всей прочей жизни.

Однажды мы решили с Олегом Бухаровым написать (и, соответственно, нарисовать) фальсифицированный дневник путешествий в Венецию: многостраничные грезы некуда было девать, вот и захотелось утилизации.

Но рисованного травелога с буквами не получилось: каждый из нас придумал слишком свою историю. К тому же, как по заказу, именно в этот момент мне попалась книга Эрве Гибера про отпуск в Марокко.

Она состоит из двух равных частей и первая, целиком фантазийная, не содержит ничего, кроме предчувствий. Гибер заранее переживает поездку так затейливо и ярко, что реальность по определению не способна ее превзойти. Но посмотрим.

Однако, здравствуйте. Сели, вышли. Замедлил шаг, чтоб сквозь солярку долетел бархат вечного лета и не менее вечного моря (оно, впрочем, здесь везде), с ровным слоем хвои и эвкалипта, допотопного можжевельника и всей этой постоянно выцветающей на солнце услады, что, испаряясь, рисует в воздухе соляные карты. Так, должно быть, в лучшие свои секунды звучит Малер.

Теперь путешествую не только ногами и глазами, но и носом, постоянно разворачивая полкорпуса вправо. Держу его по ветру. Стараюсь не пропустить ничего важного.

Даже в туалете цокольного этажа аэропорта, ожидая багаж (это Ольга однажды заметила, что первым делом я всегда мечу территорию) - с местными сладковато-пряными средиземноморскими отдушками, когда архетип курорта встает перед писсуаром в полный рост.

Не говоря уже о запахах жареной рыбы из ресторанов у Моста Конституции, взапуски гоняющихся за стайками всевозможных туристов и бойко хватающих нас за жабры.
Стоп, машина. Приехали.


Locations of visitors to this page

Tags: via ljapp, Венеция, невозможность путешествий
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments