paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

В час когда покрывалось небо осеннюю тучей

Последние новости с курсов молодого бойца, вынужденно соприкасающегося с чердачинской бюрократией: вчера Тиги и Лена ходили к очередному начальству, которое им объяснило, что буквально неделю назад всё руководство районного ОВИРа (или как он там) сменилось - кого-то поймали на взятке.

Поэтому теперь документы можно оформить только "правильно" и только "по процедуре".
Чиновники на местах боятся "проверки из Москвы", в которой заподозрили моих ребят, вот и не ведутся ни на какие послабления.

Однако, вместе со всей прогрессивной общественностью, они возмущены ошибкой московских погранцов. И если та подтвердится, они будут вынуждены написать "на Москву" жалобу.

Но это были вчерашние новости. Сегодня, несмотря на дождь и порывы ветра, сломавшие в руках Тиги и Лены старый зонт, который выдерживал натиски непогоды уже не первое десятилетие (!), супруги утром поехали в контору. Где им сказали, что стихия снесла антенну на крыше, из-за чего все казённые компьютеры оказались отключенными от "большой земли" и до Москвы было не дотянуться.

Так что продолжаем вести наблюдения, более похожие на квест, требующий постоянного понимания чужой ситуации. Простые люди постоянно должны входить в сочувствие конторам, ошибающимся в своей деятельности, отключённым от связи или боящимся за свою бюрократическую будущность.

Очень по-советски. Плавали, знаем.



Семья
«Семья» на Яндекс.Фотках

Пока Тиги и Лена носятся по инстанциям, в домике на АМЗ идёт обычная жизнь, завязанная на танцы вокруг двухлетнего (впрочем, день рождения у него будет ещё только через два неполных месяца) Данеля, который, разумеется поднимается раньше всех.

Его рабочий день начинается примерно в семь, поэтому первым на вахту выходит деда Вова. Ему не привыкать к ранним вставаниям - обычно будильник у отца заведен на 5.45. И хотя сейчас дед находится в отпуске, Данеля это не очень-то и волнует.

Хотя импатия его поразительна: ребёнок, не имеющий пока собственного чётко артикулированного бытия, привлекает внимание к себе громкими криками и постоянной преувеличенной вознёй (ни минуты покоя) с тем, чтобы его заметили и наделили полномочиями - чтобы позволили разделить свои собственные занятия с его детской гиперактивностью.

Наш непуганый Данелька любит людей, поскольку они делают его существование осмысленным, заполненным делами (пустоты он не выдерживает, впрочем, как и любой из нас, фундаментальных инфантилов).

Во-первых, по обслуживанию его детских физиологических потребностей (еда, сон, прогулки, туалет); во-вторых, возможностью разделить время с народом, занятым своими бытовыми заботами.

Данель постоянно тянется помогать всем - в приготовлении еды и сидении у компьютера, рвётся гладить с Полиной и требует помаду у мамы, приводящей себя в порядок у зеркала.

Единственное, чего Данелька не переносит так это массового смотрения телевизора, когда внимание людей переключается с него на непонятное и абстрактное времяпрепровождение, из которого невозможно извлечь со-бытия.

С другой стороны, двухлетний ребёнок (и это кажется мне абсолютно новым явлением) уже давным-давно освоил компьютерные догонялки в телефоне своего отца, поэтому водит по монитору крохотным мизинцем и играет. Мама дорогая, кудрявый кроха играет в андроиде.

Второй встаёт мама Нина, ибо дом наполняется голосами, которые невозможно игнорировать. И, слышно, разумеется, отнюдь не деда Вову.

Голос Данеля проникает в сны и выносит всю структурную атмосферу сна наружу, поэтому уже и мне приходится выползать из заточения в своей комнате. Потихоньку мы скапливаемся на кухне.

Баба Нина кормит Данеля, который согласен есть только вместе с коробкой, в которой лежат часы ("тики-так"), скопившиеся за всю историю нашего рода. Он разбирается с ними, подносит по очереди к уху, швыряет на пол, перебирает, точно сокровища.

Дима готовит траву для салатов, деда Вова, пользуясь небольшой передышкой, выскальзывает к себе в кабинет, где его ждёт черновик третьей уже по счёту монографии (после того, как баба Нина накормит ребенка и сделает с ним "по маленькому" и "по большому", дед впрягается в ритуал под названием "прогулка" - укладывает Данеля в каталку и убаюкивает в "бункере" цокольного этажа, так что времени на научную работу у него не очень много), когда появляется Тигран, а, за ним, спускается со второго этажа Полина - сестра Данеля, у которой сейчас протекает сложный жизненно-физиологический период.

Именно поэтому она не вылезает из ю-тьюба, в котором строит виртуальный город а, затем, и живёт в нём под маской какого-нибудь персонажа вместе с такими же, как она, ровесниками в трудной ситуации.

Полина (Данель радостно зовёт её "Пося") меланхолична и бледна в стиле "что воля, что неволя - всё равно", хотя и откликается на помощь по кухне (вчера пекла с бабой Ниной булочки и по собственной инициативе вызвалась лепить суши с малосолёным лососем), по дому (любит гладить), успевает постить фоточки в Инстаграм и делать домашнее задание - чтобы двенадцатилетняя девочка не отставала по учёбе, её требовательная мамаша требует ежедневных занятий (!) по английскому, ивриту, читает с ней книги по-русски и не по-русски тож.

Пося ложится и встаёт позже всех. За исключением, может быть, мамы Лены - сестре присылают из компании, где она работает, очередные заказы, поэтому между воспитанием детей и гонками по бюрократическим конторам, Лена успевает делать что-то удалённо, отсылая результаты в незримый с уральских широт Израиль.

Завтракает Лена в тишине, так как дед уже укачал Данельку и на всех этажах воцаряется тишина, обманчивая (напротив нас уже который год идёт адская стройка), но, тем не менее плотная.

Пользуясь случаем, баба Нина спит, притулившись на диванчике в прихожей. Смотрю, что уже через какое-то время на диванчике перед телевизором посапывает и Тигран. И только Полина неизменна в своей позе с андроидом в руках и ю-тьюбом в голове.

Так мы добредаем до обеда, хотя мне начинает казаться, что произошло уже такое количество событий, что дню пора закончиться.

Ан нет, он, несмотря на сонную, дождливую погоду, ещё только в самом разгаре. Всё ещё впереди - длинный-длинный вечер и не менее длинная ночь, когда, разойдясь по своим комнатам, мы остаёмся один на один с тишиной.

Наши дни вытягиваются до полного резинового беспамятства, длятся едва ли не по неделе каждый.

Так мы почти всегда и проводим август - самое счастливое время нашей семейной жизни.




Locations of visitors to this page


Tags: АМЗ, дни, лето
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments