paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Мутация литературной мотивации

Рекламная компания, развесившая по Чердачинску портреты классиков (Чехова, Горького, Есенина), которых пираты лишают не только денег, но и литературной судьбы (обрекая Чехова так и оставаться уездным лекарем – точно по городу нашему ходят какие-то другие и быть врачом - это, ох, как стыдно, а Горького бурлаком) навела на мысли о тотальной перемене мотивации нынешнего литературного человека.

Действительно, письма Чехова постоянно говорят о необходимости зарабатывать, дабы прокормить большое семейство, отремонтировать усадьбу, купить новый дом, из-за чего нужно тратить остатки времени и здоровья на постоянную писанину.
Побеждающую всё, даже природную леность, о которой Чехов тоже пишет немало.

Нынешняя культура-литература устроена таким образом, что на ней не заработаешь.
Тем более, если ты думаешь о полноценном художественном результате.

То, что больше всего скачивают «пираты» (то есть, то, ради чего затеяна нынешняя рекламная компания) чаще всего является маркетологически просчитанным коммерческим продуктом.

Да, может быть, и культурным, но практически никогда не художественным.
Имеющим к искусству минимальное отношение (и, разве что, в качестве исключения).

Многократное превышение спроса приводит к тому, что всё информационное пространство забито склеротическими бляшками уже даже не вторичными, но десятичными копиями копий: ведь если главная задача продукта нравиться и продаваться, он не может быть «сложным». Или даже «странным».

Поисковые практики обречены на маргинальность знаточеского круга, к недрам которых прибегают коммерчески ориентированные попсовики только тогда, когда важно подновить репертуар – они-то, как раз, в отличие от оболваниваемого потребителя, знают где и что искать.



Следствием этого возникает закономерность, выведенная мной ещё во времена редактирования «Уральской нови»: чем лучше ты делаешь своё дело тем меньшему количеству народа оно нужно.

Ибо эстетские или эзотерические штудии не способны прокормить себя в отличие от гороскопов, «шоков в семье Лолиты» и «сисек Ксении Собчак».

Но я сейчас не о потребительском рынке, а об самоощущении писателя, категорически уверенного в том, что собственно литературой (музыкой, мусорным искусством) заработать невозможно.

Ты уже точно не Чехов – и дело здесь не в уровне талантов, но в способах кормления большого семейства и ремонта поместья.

Зарабатываешь где-то на стороне, чем-то не очень твоим идеалам близким, а здесь, за письменным столом, реализуешь чистое желание самореализации. Завязанное, чаще всего, на амбициях и самомнении. На тщеславии.

Нынешняя литература имеет иной (мелкоскопический) химсостав так как обслуживает совершенно иные мотивационные крючки.

Хотя многие литераторы, сами того не ведая (или ведая, но не подавая вида) идут на поводу у своих низких энергий (особенно хорошо это заметно в поэзии и у поэтов), облекая свои телодвижения в привычную консервативному социуму обёртку служения.

Кому? Чему? Ведь даже не мамоне, заставляющий учитывать чужие потребности и, таким образом, укорачивать своеволие, но похотливой и не слишком здоровой страстишке выделиться среди прочих старым «дедовским» способом.

Который давным-давно не работает (ибо мутировал, внутренне переродившись) на суть процесса, но зато позволяет продолжать симулировать заведомо устаревшие романтические архетипы («поэт и толпа», «поэт и царь», «звезда с звездою говорит» и прочая лабудень).

На этом фоне заработок оказывается не самым худшим психологическим вариантом, хотя и, повторюсь, отменяющим «художественность» результата.

Интереснее же наблюдать, как на смену старинным, разваливающимся схемам приходит новая «экономика интереса», работающая на чистом энтузиазме: понимая, что в прорывных областях искусства, впрочем, перестающего быть искусством, не заработаешь ни состояния, ни репутации, в поисковую музыку и поисковую литературу приходят по принципу «не могу молчать» и «а меня прёт».
Как пёрло Кафку или Пруста.

У «экономики интереса» свои собственные сложности и обманки (многократно увеличивающиеся риски графомании и ложных ориентиров, тусовочность и келейность), но она хотя бы даёт шанс на искру первородства.

Традиционная, классическая схема бытования литературы никакого шанса на такую схему не оставляет. Даже гипотетически.




Locations of visitors to this page


Tags: литра
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments