paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Июньская колыбельная

Вечером жаркого дня вышел во двор, где пусто и тихо, точно все давным-давно уехали в отпуск. Лавочки пусты, машины не ездят, тени сбежались под фонари на прокорм; только некоторые окна светятся самоуглублённо: за ними вызревает медленная жизнь.

Так всё ещё пишет Магритт: на тротуарах темно, уже ночь, но поднимешь глаза – выше домов и деревьев, мутноватое, цвета врождённых бельм, небо, работающее на разницу восприятия.

День был такой длинный, что пообтесался на сгибах, устал. Асфальт дышит и покрывается испариной как после любовной лихоманки: пока светило светило, Сокол растекался по простыне, плавился, мягчая, теперь же вновь застывает, к сумеркам обретая остовы твёрдой формы.

Пока идёшь до супера, горящего огнями, точно новогодняя веранда на пристани, навстречу не попадается ни одного человека; все попрятались, точно ягоды в чёрной листве.

Лишь внутри магазина ослепительно светло, как в полдень на площади, плавно бродят сонные полуночники с пустыми тележками: ты здесь оказываешься в команде таких же, как странников, вышедших в пустое лето.
Здесь люди, как ни в чём не бывало. И тогда понимаешь, что твоё поведение – норма, а не биоритмическое исключение. Завораживает. Расколдовывает. Отпускает.
Tags: Песни о Соколе, лето, пришвин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments