paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Киноальманах "3х3D": П. Гринуэй, Ж-Л. Годар, Э. Пера на ММКФ

Альманах трех авторов из программы 81/2 Петра Шепотинника, который практически все аннотации преподносят как «трёхмерный портрет португальского города Гимарайнша», оказался первым фильмом в 3D, который мне удалось посмотреть (если, конечно, не считать стереофантастику «Замурованные в стекле», показываемую в Чердачинском стереокинотеатре «Родина» в середине 80-х).

Приём понятный, эффекты завлекательные (особенно отчётливо голографичны объекты на первом плане).
Задумку выдавать людям эффекты, наиболее впечатляющие на большом экране, для чего нужно идти в кинотеатр и платить за билет, я оценил. Правильно.

С помощью спецэффектов кино, сделав круг, возвращается к собственным истокам ярмарочного балагана.

Собственно, для того, чтобы посмотреть а) авторское кино, невозможное в прокате, но б) показываемое лишь на фестивале лучшего выбора придумать невозможно.
Правда, «качество» несколько подкачало. Хотя, возможно, мои ожидания были несколько завышенными.



Нынешний альманах, снятый тремя известными мастерами (что означает протяжённость контекста, в котором существуют их бренды, растекающегося гораздо шире одного конкретного фильма), именно об этой ситуации поворота руля и возвращения к первоистокам.

Открывала альманах короткометражка Питера Гринуэя, устроившего мультимедийный экскурс в историю Гимарайнша, ничем не отступая от формальных принципов своих последних работ, более близких к жанрам «инсталляции» и «живых (но, при этом, внутренне статичных) картин».

Блуждающая под сочную барочную музыку по отфотошопленной готической аркаде, видеокамера, то там, то здесь натыкается на внезапно оживающие фигуры, относящиеся к португальской истории прошлых веков.

Мгновенно появляются титры, лицо героя берётся в кружок, сбоку Гринуэй так же даёт поясняющую ссылку.

Тут экран расстраивается, выдавая какую-нибудь репродукцию или же план городской площади с людьми, сидящими за столиками.

Ну, да, иллюстрированный учебник. Просветительская компьютерная программа. Очередной фильм Леонида Парфёнова с чуть большим, нежели обычно, бюджетом на цифровые чудеса и полиэкраны.

Все это, как у Гринуэя принято, глянцево и стерильно, может быть оборвано или продолжено с любого места.

Но, главное, что по логике, кунштюка (при том, аттракциона в квадрате, если иметь ввиду 3D технологию) всё это отвлекает от замороченной гимарайншской истории, от которой в голове не остаётся ничего, пожалуй, кроме костров, на которых жгли еретиков, обвинённых в ересях.

Вторая часть от португальской истории оказывается ещё дальше. Короткометражка Жан-Люк Годара состоит из нарезки, идущей под меланхолические размышления автора (его рот промелькнёт в одной из частей этого клипа ближе к концу).

В первой её части чередуются, в основном, размытые кадры чёрно-белых фотографий, обмылки кинохроники.

Во второй жанровый и стилистический диапазон нарезки расширяется: мелькают кадры из голливудских кинокартин, перемешанных с домашними видеосъемками (собака в саду; роскошный закатный вид из окна) и говорящими головами (например, Эйзенштейна).

Всё то же самое плавно переходит в третью часть, где автор продолжает разглагольствовать, бросаясь риторическими фразами в духе дурного верлибра.

История человечества и кино. Насилие и реальность. Мир грёз. Идеальный зритель и рефлексирующий кинематографист, понимающий, что время связанных историй уходит. Ушло.

Обозначим эту часть как эссе, необязательный набор реплик, подкреплённых перпендикулярным видеорядом, перебиваемым, как это у Годара принято, разностилевыми титрами.

Техника 3D позволяет размещать их на разных уровнях экранной глубины, чем воспользовался и Гринуэй (и воспользуется так же Эдгар Пера), точно демонстративно показывая зависимость кино от литературы, литературной первоосновы.

Годар меланхоличен, отстранён и нравоучителен. Продолжаются его эксперименты его с монтажом и звуком (хотя постоянные паузы озвучки и меня долби на моно могла оказаться простым браком трансляции; не удивлюсь), похожие на то чем занимается актуальная музыка – микширование, образование и заполнение пауз, более уже не способных держать связанную мелодию.

Не случайно, кстати, в поисках чего-то определённого и опознаваемого, и Годар и Пера в своей иронической лекции о теории и практике кино, постоянно цитируют образцы жанрового кинематографа.

Пера вводит зрителей в гимарайшанскую синематику, рассаживает в просмотровом зале, чтобы затем обрушить на них (то есть, на нас, ибо персонажи Пера постоянно апеллируют к тем, кто за ними наблюдает) каскад гэгов и юмористических аттракционов, иллюстрирующих историю кино, прошедшего путь от «Приезда поезда» (Пера реконструирует этот фильм) до развития цифровых и даже виртуальных (есть в его короткометражке и фантастический эпизод) технологий.

Но чего-то цельного снова не возникает. Будто выдающиеся мастера современного искусства вставляют в ленту какие-то локальные свои придумки и случайные, до той поры не пригодившиеся заготовки, уже не в состоянии выдать нечто законченное.

Метарефлексия, связывающая все три опуса в нечто цельное (хотя причём здесь «портрет города» я так и не понял), оказывается знаком не силы, но слабости, усталости формы, несмотря на технологические навороты, отстающей от сути текущего дня.

Совсем как [драматический] театр.

Совсем как современное телевидение, пожирающее самого себя.

Кино себя, кажется, уже съело.

Locations of visitors to this page
Tags: телевизор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments