paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Невидимое дерево

Руки доходят до себя и своих нужд уже ближе к вечеру или перед сном, когда сил на «заботу о себе» практически не осталось.

Причём, днём, без конца перетрясая громаду накопившихся дел, вроде бы, ты ведь тоже сугубо «на себя» работаешь, однако, есть во всей этой чехарде, похожей на постоянную смену масок (режимов, дискурсов, агрегатных состояний) нечто двоюродное, когда ты, сам по себе, как бы отсутствуешь или ополовинен.

Дела почти всегда связаны с кем-то ещё, дела – это взаимодействие с другими людьми, социумом, галлонами информации и чем-то ещё, отдаляющим от тебя самые простые движения. Хорошо протереть линзы очков. Чтобы без разводов. Сменить тариф в телефоне. Почитать.

На то, что тебе действительно важно и на то, что касается исключительно тебя и никого больше, приходится вырывать из бурного потока городского существования какие-то ошметки времени, постоянно экономя на здоровье (откладывая еду на потом, а когда потом наступает поглощая её ускоренными темпами, через силу заставляя себя пережёвывать как можно более тщательно) и на том, что тебе близко, сущностно нужно.

Скажем, читая интересную книгу в метро, в перерывах между сменой масок. Только ответил на почту, подоспели комменты в ЖЖ и ФБ. Разгреб их, вспомнил, что нужно позвонить Женьке и Сергею Павловичу. А там и Инстаграмм, наконец, заработал (с утра не было, почему-то, вай-фая). Вибер вибрирует.

При том, что уже давно не смотришь ТВ и не читаешь новостей в Инете, выскакиваешь из дому пулей, точно бешенное кровяное тельце, несёшься к станции Метро, на ходу продолжая созваниваться, отвечать на твиты, записывать новые (откуда что берётся) и разглядывая как торжественно стелется во второй половине июня московский тополиный пух (это ведь у нас что-то типа «белых ночей» - короткая, но дивная пора).


Невидимое дерево
«Невидимое дерево» на Яндекс.Фотках

Не то, чтобы я был особенно жадным, ненасытным. Потребности мои минимальны и весьма ограничены. На всё не бросаюсь, стараясь, как та собачка что свою травку знает, половинить половину свойлачивающихся каждый день возможностей. Выбирать важное, футболить в сторону второстепенное.

Но нога подворачивается на третьестепенных соблазнах, хлопотах, проблемах, которые и не проблемы вовсе, а так. Всё время что-то отвлекает, пихает в бок. Сосредоточиться невозможно уже ни на чём. Усталость начинает становиться хронической, хотя если обернёшься назад и задумаешься от чего устал, что, собственно, делал весь день – пустыня, пустыня вокруг.

И отдельные фрагменты в социальных сетях, фиксируемые тоже по ходу всего этого лишнего морока, расползающегося по дню зонами зияющей пустоты.

Так и живу, глотая существование большими кусками, практически не пережёвывая. Уговаривая себя на снижение скоростей, будто бы ты болид, у которого ничего не болит. И так, между прочим, годами!

Беготня, с которой не знаю как справиться; единственный доступный мне способ замедления – письмо, писанина в телефоне; то есть, без порядочной клавиатуры, когда одним пальцем, и, оттого, пишешь спокойнее, нежели в этот момент думаешь.

Впрочем, другое ведь хотел написать. Про тот самый семиминутный проход от дома до метро, когда успеваешь, если получиться, стряхнуть с себя проблемы, чередующиеся дома и оставленные до возвращения, а новыми, которые ждут «за поворотом» ещё не озадачился (очень уж много у нас постоянно «входящих» сигналов – потребностей в покупках, медийных сигналов, тупых городских раздражителей; и все они теснятся на пятачке твоего сознания, точно в бане, рвут череп на части, какое уж тут искусство? Какая тут «вечная молодость»?!)

В течении дня, кажется, именно эти семь промежуточных минут являются самыми чистыми в смысле «заботы о себе» и приближения к собственной кочерыжке.

Смотришь на двор, на людей, пробуешь на вкус погоду. Следишь за тем, как плавно упадает тополиный пух и ветер холодит былую рану на лысину.

Вот здесь, у стены парикмахерской, раньше стояло тонкое дерево.

Не успело вырасти – весной, когда экскаватор убирал слежавшиеся в камень сугробы, не по злой воле, не заметив просто, вырвал это моё деревце (я его пару раз фотографировал, значит, завязались отношения) практически с корнем. Практически без следа.

Каждый раз, пробегая до метро, я обязательно смотрю на то место, где оно стояло.

Точнее, не так. Каждый раз, когда бегу в метро, смотрю на него, а оно на меня.

И тогда наши взгляды встречаются.

</p>



Tags: Песни о Соколе, банальное, дни
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment