paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Пермские йоги

Если принять за аксиому, что главное в музеях не отдельные экспонаты, но общий строй экспозиции и дух самого места, то тогда суть Пермской областной картинной галереи, гнездующейся в Божьем Храме, уже переданном РПЦ, читается почти безнадежным усилием светских сил вырастить нечто душеподьемное из магистрального православия.

Из этого мало что получается: светская культура, традиционно начищающаяся с классицизма XVIII века и не менее традиционно прирастающая плюшевыми фактурами романтиков, выглядит временным наростом на теле русского богопочитания.

Им не сойтись и не одолеть друг друга никогда. Тем более в Перми: если в других городах секулярная деконструкция нарастает от одного зала к другому, то здесь, несмотря на отдельные отличные картины и попросту шедевры Репина, Головина и Петрова-Водкина, все безальтернативно стремятся поскорее попасть на третий этаж.

Там, где под немым церковным куполом живут в вечном сострадании деревянные скульптуры, некогда реквизированные из церквей. И, кстати, таким образом, сохраненные. Заново сотворенные.

Небольшой этот зал, изнутри точно распираемый мощной энергетикой, заложенной в деревянные мощи, упирается в хорошо сохраненный алтарь.

Внутренние этажи надстроили уже при советской власти, приспособив культ под культурные нужды, из-за чего люди получили редкую возможность увидеть вблизи верхушку алтаря. То, что обычно сокрыто в полумраке высоко над головой: подробности позолоченной резьбы и лепнины, сюжеты овальных ретабло.

Закопченная живопись их, разумеется, слегка подкачала, однако, удовольствие можно получить от игры симметрии и асимметрии, строгой вычуры барокко служебной надобности, идущей контрапунктом языческой угловатости сидящих Иисусов, пузырящийся батерообразных ангелов и готически вытянутых к потолку святых.

Теперь там можно фотографировать. Официально, а не из-под полы, как раньше. Пермские смотрители (и здесь и в ПМСИ, а так же в многих выставочных залах) удивляют не меньше экспонатов. Старики и старухи, говорливые инвалиды с палочками, объясняющий суть современного искусства и настоятельно советующие приобщиться к полюбившимся лично им экспонатам (в ПМСИ), стреляющие сигареты (в галерее на Арбате улицы Пермской). В Выставочном зале СХ на Комсомольском проспекте, а так же где-то еще меня спросили понравилось мне или нет, а когда я похвалил, требовательно предложили написать отзыв.
На втором этаже Областной картинной (сейчас там показывают этнографическую выставку черно-белых фотографий с африканскими маргиналами, бедняками, колдунами и дебилами) неожиданно промелькнула горбатая карлица в строгой музейной униформе бордового цвета.

Теперь они не гоняют нас, но активно вмешиваются в процесс и соучаствуют. Не знаю, что лучше. Прекрасно понимаю, что это десятки рабочих мест и возможность социологизации и реабилитации, поэтому не робщу, принимаю эту социальную нагрузку как должное. Тем более, если принимать за аксиому то, что музейная экспозиция сама по себе - не самое важное. Существеннее мессидж места: бэкграунд, толщина стен (прямо в залах с картинами в галерее кое-где расчищены фрески), виды из окна. Посетители. Ну, и служки, разумеется, тоже. А как иначе?!

Между тем, пока сидели в чайхане, Марианна рассказала, что в Галерее грядут сокращения. Богадельню прикроют, заменив стариков камерами и сотрудниками охранного предприятия. Если через год не решится вопрос с помещением, то коллекция окажется бездомной. История с международным архитектурным конкурсом на новое здание музея, кажется, окончательно заглохла.

Открываю сервильную газету "Пермский обозреватель", взятую в холле отеля. На ее последней полосе главред Татьяна Соколова объясняет как правильно закрыли "отвратительную выставку" Василия Слонова, глумом своим попирающую идеалы олимпийского движения.

А на предыдущем развороте полосный "откровенный разговор" ведется с архитектором и "патриотом города" Михаилом Футликом. Тот громит проект нового здания галереи, предложенный швейцарцем Петером Цумтором (погуглите, вам понравится, хороший мастер) как нарушающий вид с Камы. Точно вся нынешняя многоэтажность его уже не добила.

Интервью Футлика, которого спрашивают как бы он сам построил культурный центр, и который ничего не говорит об архитектуре, но лишь предлагает иное место расположения рядом с Оперным театром, проиллюстрировано фотографиями объектов самого Михаила - унылым модернистским говном в духе позднего брежневского застоя.

Лучше бы, честное слово, воздержались от иллюстрирования: журналистика - штука тонкая. Впрочем, как и градостроительство.


Locations of visitors to this page

Tags: via ljapp, Пермь, музеи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments