paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

"Ангелы на первом месте". Роман. Продолжение следует



14.
В театре - всегда вечер: электрическое освещение и искусственные страсти.

Макарова, наконец, оказалась замечена и приближена.
- Ох, какой хороший спектакль... - Жарко зашептала она актрисе в ухо так, чтобы никто не слышал. И было непонятно, лукавит она, или ей и в самом деле понравилось. И тут же, без перехода. - Я всё выяснила. Каждую неделю к Царю приходила массажистка. Кажется, у них завязалось нечто вроде интрижки…
Макарова многозначительно замолчала, хотя для чего Марии Игоревне такие странные данные она понятия не имела.
- Кроме того, пару раз в месяц, Царь навещал карточный клуб, где играл в преферанс. Но это, так сказать, не по женской части: членами клуба могли стать только состоятельные мужчины.
Мария Игоревна слушала, кивала, блаженно улыбаясь сослуживцам. У тех уже давно образовался свой круг, иные интересы, разговоры. Особенно активничал Галуст, которого особенно внимательно слушали Геля и молоденькая актриса Рамиля.
Завлит рассказывал, что в программке к последнему выпущенному спектаклю перепутал фамилии исполнителей - назвал Диму Шахова совершенно другой фамилией постороннего театру человека - спортивного журналиста Артёма Шевченко, весьма известного в Чердачинске и его окрестностях. Видимо, составляя программку, думал о посторонних материях, вот и ошибся. И теперь, несколько деланно, опасался праведного Шаховского гнева.
- Кроме того, Царь достаточно регулярно наведывался в "ОГИ", кафешку "для новых умных", где книги продаются круглосуточно и собираются самые отъявленные жежисты. - Продолжала усердствовать Макарова, совершенно не знающая как же следует вести себя в незнакомой компании.
- Кто-кто? - Не поняла Мария Игоревна.
Макарова поняла, что проговорилась. На её счастье, в гримёрку свежий, словно морской ветер, ворвался актёр Димочка Шахов. Рамиля вскинула на Шахова испуганные глаза (сейчас начнётся!), а Галуст покраснел ярче обычного.

15.
Шахов был пьян, вот и скандала, казалось, не избежать. Геля развернула мощный торс в сторону Шахова, будто бы защищая Галуста, Рамиля притихла в углу. Однако, настрой Шахова был весьма добродушным. Сначала он приложился к ручке Марии Игоревны, затем схватил беспризорный стакан с вином и только потом увидел пунцовую физиономию завлита. Массовка напряжённо следила за развитием набухающего сюжета. Но Шахов расплылся в улыбке, и полез к завлиту чокаться. Совершенно не агрессивно. Заинтересованно как-то.
- Ты мне нужен парень. - Сказал он Галусту. - У меня для тебя идея.
Рамиля нервно хихикнула.
- Что такое? - Галуст старался казаться спокойным.
- Тебе не попадалась пьесы документального театра? - Зачем-то подмигивая завлиту, спросил Шахов.
- Нет, это не наша эстетика. А зачем тебе?
- Так… Услышал от ребят. - Говорил Шахов поставленным голосом, словно на сцене: любыми способами театральные любят подчёркивать свою значимость. - Говорят дико модное направление. Английское. - Добавил он со значением.
- Да… - У Галуста появилась возможность проявить компетентность. - Пьесы, построенные на реальном материале… Их действительно сильно продвигают сейчас в наш русский… российский… театр. Письма с фронта, рассказы проводниц в поездах… Но нам они чужды. Эстетически. Хотя бы по способу существования. Мы же консервативный театр…

16.
Мария Игоревна, тоже в полголоса, принялась объяснять Макаровой, что театральные постоянно рассказывают о своих идеях, планах, которым никогда не суждено сбыться. Потому что, театральные любят говорить, а не работать. Добрая половина труппы постоянно пасётся у Галуста в кабинете, спрашивает новые пьесы, жаждет интересной работы, но всё это заканчивается задушевными разговорами, пьянками, похмельем. Геля, вон (сигаретой Мария Игоревна указала на подругу) второе десятилетие носится с идеей мемуарного сборника про умерших артистов. А воз и ныне там. Странное дело, но актёры совершенно не способны на серьёзные инициативы, мы же только исполнители чужой воли, чужих слов, понимаешь?!
Макарова понимала. Несмотря на никчёмность, весь этот громкий, разношёрстный люд нравился Макаровой. Она всем легко и охотно верила. И Геле, рассказавшей ей о будущей книге, и совсем захмелевшему Шахову, страдающему без большой и современной пьесы, Рамиле, мечтавшей снять документальный фильм о Марии Игоревне на местном телевидение.
- Я уже придумала пролог: фильм начинается за кулисами, там, где у нас свалены декорации. Там, в тёмном уголке, среди реквизита к драмам Шиллера и Шекспира, до сих пор торчит огромный бюст Ленина, покрашенный серебристой краской. Получится символ соединения театра и жизни, старого и нового времени…
- Правда, красиво. - Макарова курила одну сигарету за другой и быстро пьянела.
- Между прочим, Рамиля рассказывает мне об этом прологе второй сезон. - Подколол её Галуст.
- Вот и мне тоже. - Вмешался в разговор Шахов. - Крайне нужна современная пьеса. Я хочу выступить как режиссёр, да.
- Ну, - Галуст покраснел ещё больше, - если это не только пьяный трёп, заходи ко мне завтра, у меня есть кое-что для тебя. Сам написал.
- Сам? - Восхитилась Макарова.
- Он у нас на все руки мастер. - Гордо сказала Геля, будто это она пьесу написала. - Знаешь, как его за это девушки любят.
- Неправда! - Сказал Шахов, плюхнувшись в кресло. - В этом театре все девушки любят только меня!…
- Ага, я видела как на "Властелина колец" ты ходил с одной. - Решила обидеться Рамиля. - А на "Гарри Поттера" уже с другой…
- А тебе-то что за дело? - Шахов был намеренно груб. Вино впечатало его в кресло, сделало тяжёлым, трудным.
Вместо ответа Рамиля выбежала и хлопнула дверью.

17.
- Ну, вот, обидел девушку. - Сказала Мария Игоревна. - Зачем?
- А меня все, все тоже обижают…
- А ты заходи, заходи за пьесой-то. - Галуст, наконец, решился выяснить отношения. Сжал кулаки и пошёл на Шахова. - Может, и я тебя чем обидел?
- Чем? - Пьяно таращился на него Шахов.
- Ну, не знаю… - Растерялся завлит, собравшим силами, выпалил. - А ты последнюю программку видел?
Все курили, отчего в тесной гримёрке с тремя зеркальными стойками, стоял непроходимый смог. Глаза слезились, люди с трудом видели друг друга, а открыть окно не догадывались. Да и опасно: пьяные все, а в театре окна - у самого пола начинаются, один шаг, и ты - в полёте.
- А, ты об этом - Шахов рассмеялся. - Видел, конечно. Как ты там меня обозвал? Шевченкой?
- Бить будешь? - Геля Соколова-Яснова решила: добром разговор не кончится.
- Зачем? Мне понравилось. И вообще, раз пошла такая пьянка, я решил взять сценический псевдоним - Артём Шевченко. Так что, Галуст, пожалуйста, и впредь, пиши меня так. И надо ещё подпись под фотографией в фойе поменять. Я, ребята, теперь новую жизнь начинаю…
- Давай-давай… -Подытожила Мария Игоревна, уставшая от общения. - А мы пока будем собираться. Правда, девочки?
Когда собрались, в театре уже никого не оказалось, только дежурное освещение и вахтёрша на выходе. Шли по гулким, закруглённым коридорам (никакой романтики!) без окон. Для новичка эти пространства кажутся запутанными, хотя на самом деле, театральная архитектура устроена просто и рационально.
Возвращались домой вдвоём с Макаровой, молча шли через пустой и тёмный горсад, долго ждали трамвая, февральский ветер рвался в подъезды и за шиворот.
В трамвае Макарова села, а актриса угрюмо встала рядом, осколок древней скалы, вглядывающийся в своё отражение, которое накладывалось на пробегающий за окном город, где жилые дома, полные сытых и ленивых людей и пустые магазины, в которых выключен свет, и товары спят, покоятся до радостного утра.
- Значит, Царь? - Невпопад спросила Мария Игоревна, но Макарова её не услышала: трамвай заворачивал очередном на повороте и колёса его скрипели так, что ничего невозможно было услышать.
Даже название следующей остановки. Когда проезжали мост через городскую реку, актриса огляделась. Уставшая кондуктора клевала носом, других людей в вагоне не оказалось. Макарова думала о чём-то, самоуглублённо и ресницы её подрагивали.
Мария Игоревна поняла, что Макарова больше ей не интересна, и она не хочет с ней общаться, потому что одиночество отучило её от частого и обильного общения, театр - не в счёт: в театре не общаются, но только произносят монологи, не учитывая, нужно это кому-нибудь, или нет.



Locations of visitors to this page
Tags: Ангелы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments