paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Марина вечером

Важно то, что вечером, после 22.00, автобусы ходят реже (дневное расписание исчерпано, наступает пора ночного), а воздух еще не остыл.

Мы возвращались от Маши с блинов, а это практически олимпийская деревня: Марина с видом на братьев-неблизнецов. Почти пляж, рядом море. Остановка не пуста: две девицы с айфонами. Афиша нового фильма Альмадовара сбоку. На ней шесть иллюминаторов-дыр, сквозь которые просачиваются глумливые физиономии, снятые весьма натуралистично. Прокат с 8 марта.

Афиша запаяна в лайтбокс, подсвеченный изнутри; темнота работает контрастом. Машины ездят редко. Велосипедисты пропали как класс. Кварталы со стороны Побленоу безмолвствуют. В перспективе видна Саграда Фамилиа (но не так отчетливо как неблизнецы). Ее не подсвечивают, поэтому и выглядит она рощей сухих, неподстриженных стволов.

Самое главное в городе - воздух. Конечно, есть важные люди и важные камни, но воздух важнее. Ты в нем плывешь, потому что на новом месте он всегда заметней. Нынешние аэропорты, запихивающие пассажиров сразу же в рукава коридоров, лишают нас одного из самых больших удовольствий: первого вздоха. Который, на самом деле, определяет если уж не "все" (что это такое?), то многое.

Из рукава и в карман багажного отделения; из аэропорта - и сразу в автобус. Первый глоток вышел отложенным, пришелся на площадь Испании: там тоже ждали ночного автобуса в сторону Зоны Франко. Все мои первые встреченные барселонцы на этот раз вышли сплошь приезжими. Первыми запахами - жаренная рыба и мягкий бензин. Автобус и рестораны "Арены".
Это все, впрочем, наносное, вплетаемое разноцветными лентами в бесцветные космы. Но каков же твой натуральный запах?

Все эти дни активно шевелил ноздрями. Ждал снисхождения, хотя часто отвлекался. Утро в мартовской Барселоне пасмурное и сырое. Точно наштукатуренная для будущей фрески влажная стена: что на ней нарисуют пока непонятно. Да что угодно.

День разгоняет солнце к обеду. Крутит вручную динамо-машину, начинает потеть, слепить глаза, выбеливать тротуары. Воздух теплеет, но прогревается лишь к закату, накрывающему окоем тазом. Нет, не медным. Город не успевает напитаться теплом так, чтобы включить обратку. Чтобы выдать свой естественный запах, до поры до времени подмороженный.
Кажется, вчера вечером на Марине я стал его вспоминать: точно навстречу мне развернулось прошлое или прорвалось будущее (май, лето, жар, жир, прель). В тяжелых бархатных складках (старых, пыльных, практически одушевленных) здесь таится [потенциальное] тепло - точно так же, как в любом русском воздухе почти обязательно таится рассосавшаяся на время стужа. Пары бензина смешиваются с томным декадансом незримых портьер становящихся все плотнее чем ближе море. Влага не дышит (соль, йод), но уже настраивает контур, подобно тому как настройщик возвращает целостность роялю.

Что-то будет, скоро распустится, терпеливо терпкое, продолжаясь в темноте все увеличивавшегося светового дна.

Posted via LiveJournal app for iPhone.

Locations of visitors to this page
Tags: via ljapp
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments