paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

"Ангелы на первом месте". Роман. Продолжение следует



6.
Вот и сегодня, распрощавшись с Макаровой, пригласив её на спектакль, Мария Игоревна поспешила на свой традиционный пункт наблюдения.
Она уже выцепляла, узнавала постоянных посетителей - пожилую супружескую пару, выписывавшую кипу газет, которые появлялись обычно ранним утром, школьную библиотекаршу, всегда улабывашуюся, если почты оказывалось много. А когда приходили иллюстрированные журналы, библиотекарша тут же начинала их просматривать, что-то искать.

К кому-то у Марии Игоревны вспыхивала симпатия, кого-то она решила недолюбливать - как скандальную жену офицера, ожидавшую журнал мод, и этим обстоятельством отчаянно гордившуюся. Не нравилась и Марии Игоревне одна старуха, по несколько раз задававшая бессмысленные, жалкие вопросы. Каждый день. В одно и то же время.
Мария Игоревна любовалась высоким стройным автолюбителем, который приходил на почту уже перед закрытием, эффектно притормаживаю свою "девятку" возле самых дверей почтового "полустанка". Мысленно она раскланивалась с ними со всеми, вела светские беседы, с некоторыми успела подружиться, особенно неприятных посетителей послала подальше, короче, обустраивалась в этом замкнутом пространстве как могла, плыла вглубь его, словно бы это такая современная пьеса с множеством эпизодически действующих лиц.

7.
Первым человеком, с которым она осмелилась поговорить, была симпатичная блондинка с чёрными, густыми, бровями. В тёмно-жёлтой куртке с капюшоном, она походила на цыплёнка. Мария Игоревна сразу обратила внимание, что девушка ведёт себя крайне неуверенно: не сразу нашла ящик (один из заветных, между прочим!), долго ковырялась ключом в замке. Мария Игоревна предложила помощь, девочка (совсем ещё ребёнок, оказалось) смутилась.
- Меня попросили забирать почту, пока будут в отъезде, а я всё забываю, в Академии каждый день лекции до позднего вечера, рефераты, дипломники…
- Так вы учитесь? - Не поняла Мария Игоревна.
- Нет, преподаю. Финансовый менеджмент. - Ответил цыплёнок и покраснел, сказав, будто бы, нечто неприличное.
- Вот оно что…
Но в ящике писем не оказалось. Только пачка пахучих газет, скучные счета… Но девушка не торопилась уйти и они ещё немного поболтали. Ни о чём. Просто Мария Игоревна определила себе Танечку (девушку звали Таней) в союзники: работница в окошке несла столько потенциальной агрессии, что Мария Игоревна решила отгородиться от неё, хотя бы на время, другим человеком. Выстроила соответствующую мизансцену, разговаривала намеренно громко, будто бы Танечке объясняя причину своего здесь присутствия. На самом деле, ей надоело тупое непонимание Нины-монашки, и она решила внести ясность.
Вот и наплела в три короба про потерявшуюся невестку, которую увели в секту сатанисты и которая должна прийти за денежным переводом.
- Тут-то мы её и схватим.
Мария Игоревна не зря считалась хорошей актрисой: вышло убедительно. Кажется, даже Нина-монашка прониклась сочувствием к душераздирающей истории, подслушанной однажды в театральном буфете.



Locations of visitors to this page
Tags: Ангелы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments