paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

О [подлинных] причинах зимней меланхолии

Так как темнеет стремительно, процесс за окном разворачивается со скоростью приключений в авантюрном фильме. Только распахнул шторы, чтобы добавить света с левой стороны, глядь, а ты уже в полной темноте отъединённости от мира сидишь; зимняя мгла, сплошняком своим похожая на пожарный занавес, отсекает тебя от округи и всего, что за ней там топорщится, оставляя рядом лишь то, что близоруко выросло на расстоянии вытянутой руки.

Точно ты тапер в кинотеатре и сеанс уже начался.
Точно ты суфлер внутри старомодной полусферы на пустой сцене, где ни актёров, ни декораций.

И всё время [почти] идёт снег. Всё время нужно чистить дорогу к дому, ступеньки. Чистим, радуясь чистым январским радостям – бесплатный курорт, халявные блага движения и сытой румяной радости, доступные лишь самым богатым.

Правда, каждый день дорожки сужаются, так как снег, при всей своей переменчивости (то пусто, то густо) величина постоянная, а рабочих рук у нас – количество постоянное. Плюс другие какие-то дела, плюс самочувствие.

Плюс то, что расчистка воспринимается как игра, сливочная радость, возможность выйти на улицу при минус двадцати (а то и больше), размятся.


А так как мне бумаги не хватило
«А так как мне бумаги не хватило» на Яндекс.Фотках

Между тем, скребя сегодня лопатой, подумал: снег – это ведь и есть овеществлённое время, твоё личное время, лично тебе выпавшее.

Вода в реке или в море – символ вечности, того самого потока, что уносит всех, всё, вот он мчит, анонимный, безымянный, равнодушный, мимо – как тот поезд из песни, пока не захватит и не унесёт и тебя тоже, но пока не унёс – он сторонний, чужой.

Снег, в своём ином агрегатном, предельно конкретен, овеществлён, его можно потрогать, с ним же можно самые разные манипуляции осуществлять. Падает он по чуть-чуть, по чайной ложке в час, по соринке, но уже через совсем короткий срок превращается в видимый ландшафт, в сугроб, слеживается там в нерасторжимое единство, каменеет, превращается в камень.

Долбишь его долбилкой, забираешь лопатой, откидываешь в сторону, увеличивая приусадебные сугробы, но он же от этого никуда не девается, лишь перемещаясь с места на место и костенея, обретая покой в соседнем близком месте.

Снег – это даже не зримое время (хотя и оно, разумеется, тоже), но наша память и наш опыт, наше прожитое и обжитое пространство, территория пройденного, исподволь накопленного. Хлам в форме чистой, кристаллической сущности, природный холестерин, забивающий всё, что только можно забить и сузить.

И ведь правильно кажется, что весной эти сугробы хотя и таят, но никуда не деваются – истекая и испаряясь, они вновь меняют агрегатное состояние, снова встраиваясь в круговорот воды в природе, присутствуют рядом относительной и переменной влажностью, дождём и давлением, облаками и разливом поселковой канализации.

Ничто не исчезает бесследно. Разве что человек. Человечек...


Locations of visitors to this page
Tags: АМЗ, зима, пришвин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments