paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Location:
  • Music:

Графика А. Каплана в ГТГ на Крымском валу

Выставка Каплана камерная, крохотная, из семидесяти листов (в основном из питерского частного собрания), распадающихся в двух залах посредине основной экспозиции на несколько серий.

Во-первых, фроттажные (сделанные как бы натиранием листа о неровности) иллюстрации к Шолом-Алейхему и фольклорным сказочкам (самые этнографически подробные). Пришла кошечка и съела козочку… Пришла водичка и потушила огонёк…

Во-вторых, городские виды, особенно Питерские, штрихпунктирные, круговоротно-туманные, объёмные, загадошные (а так же уральские (!), эвукационные).

В-третьих, пожалуй, самые эффектные – сдержанные, чёрно-белые, точно шершавые могильные камни; поздние, скупые на внешние проявления, листы…

Самые шагалообразные, в-четвёртых, поздние офорты, сделанные без какой бы то ни было штриховки тонкой игольчатой линией со сценами местечкового быта, настроением отсылающие к циклу еврейских песен Шостаковича.

В-пятых, есть на выставке и гуаши с неявными цветовыми пятнами и сюжетами, воскресающими жизнь местечек, такую же неяркую и, теперь уже в памяти, неявную, лишённую очевидных оттенков, как этот сдержанный, на все пуговицы, застёгнутый стиль.



Каплана я знаю давно, ценю его как одного из «малых еврейцев», особенно обожаемых коллекционерами (от Тышлера и Лабаса до Фалька и Аксельрода): спокойных, негромких, предназначенных для неторопливого рассматривания, неброских и как бы это поточнее выразиться…

…самостийных, несмотря ни на что, строго на своём стоящих, сопротивляющихся давлению и всеобщей уравниловке внутренних эмигрантов, чьё искусство сегодня снова актуально этой своей параллельностью «официальной реальности».
Дотошные, точно талмудисты или шлифовальщики стекол (в данном случае, "мучители камня"), местечковые Спинозы.

Без вызова и ажитации, сдержано и терпеливо, с уверенностью в силе родовой правоты; ну, да, как у потаённого Шостаковича или, вот, у Уствольской; как у тех же последовательных питерцев-ленинградцев Гинзбург или недавно прочитанной Шапориной, которых литографии Каплана иллюстрируют едва ли не буквально (восстановление города после Блокады: Памятник Петру Первому, возвращающийся к Инженерному замку, фонарный свет у Моста Пестеля, уборка снега, из которого, кажется, здесь все эти классические виды и состоят).

Во всём этом есть тихая сила и сосредоточенность, особенно необходимые и сегодня, но, разумеется, многолюдным вернисаж не оказался: локальную толпу составляли, в основном, фотографы и операторы официальных изданий, да и тех было не больше дюжины.

Все они окружили квартет устроителей – представителей Третьяковки и Русского, коллекционера Кушнира и рыжего еврейского активиста в кипе, которых бесконечно снимали то вместе, то врозь, а то попеременно. А больше никого, практически, не было. Из знакомых - лишь А. Мокроусов и одна коротко стриженная седая тётенька, не пропускающая ни одного вернисажа (так как внешность у неё характерная, то всегда на неё в ГМИИ и ГТГ натыкаюсь).

Я уже много раз замечал, что дух и посетители вернисажей неуловимым каким-то образом раскрывают не только цели [и задачи] очередной экспозиции, но и нутряной дух самих экспонатов.

Если судить о выставке по нынешнему пресс-показу, то Каплан совсем уже как-то, даже на фоне обычной московской разреженности, глубинен и интровертен: у нас же, здесь, на московской художественной сцене, постоянно идёт дождь, порождающий, при соприкосновении с асфальтом, небольшие, мал мала, локальные пузыри местного (местечкового) контекста, почти никогда не сравнимые с европейским уровнем.
Отпочковавшись от вернисажа, как обычно, я забурился в лабиринт залов с искусством ХХ века, пустой и одичалый, думая о том, какое, всё-таки, без скидок прекрасное у нас было когда-то изобразительное искусство – мощное и разнообразное, если, только, его смотреть и понимать имманентно и не сравнивая с соседскими.

Да, оно прочно стоит на своих двоих (или четырёх, если иметь ввиду табуретку) – совсем как мой родной Чердачинск, но ровно до той поры, пока не доберёшься до Екатеринбурга. Так и Москва – [особенно] в декабре сочится выставками и концертами, премьерами и презентациями, на которые можно угрохать несколько жизней. Сплошные новости канала «Культура». Собственная гордость.

Ну, или слетать на выходные в Париж, где будет достаточной одного этажа в Д'Орсе или очередной ретроспективы в Помпиду.



Locations of visitors to this page
Tags: ГТГ, выставки
Subscribe

  • Фототанка про Моне

    « Оммаж Руанскому собору» на Яндекс.Фотках « Оммаж Руанскому собору» на Яндекс.Фотках « Оммаж Руанскому собору» на Яндекс.Фотках…

  • Кандинский о Моне и цветопередаче Москвы

    Кандинский познакомился с новой живописью через «Стог сена» Моне, вы­ставлявшийся на выставке французских импрессионистов в Москве в 1895 го­ду.…

  • Моне. Порция декабрских строк

    Для всех опоздавших на поезд, в последний раз поясняю, что логики в этом тексте искать не стОит, здесь какие-то иные эффекты работать должны. Ибо…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments