paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Фоторобот запретного мiра

В погодном смысле, Москва – это ни туда, ни сюда, вечно в тамбуре и жутком промежутке. Постоянный тяни-толкай, подвешенный за ноги, точно мобиль. Проходя по Крымскому мосту физически чувствуешь расползание многослойной природной дерюги в разные стороны: ветер с озоновыми дырами и бензинными капиллярами; облака, похожие на залежи лежалого, с прослойками свиного мяса, снега; изъеденная коростой реагентов заветренная река, по которой, рассекая монолит гранитной ряби, ползёт, как по заказу, некрасивый грузовой борт.

Здесь, на Парке культуры (Крымский мост, Зубовский бульвар) всегда слюдяная зима, а на билбордах крутят промо громоздкого «промозгла»: слишком уж слоист пейзаж, слишком много всего сходится тут и расходится: все эти складчатые набережные, борхесовские кварталы, бетонные эстакады. Залысины парков. Мосты, особняки, деревья, земли, изгвазданная мокрым порохом. Рваные асфальтовые кружева. Место силы кружится, точно заезженная виниловая пластинка, спотыкается в каждом явлении, на каждом развороте, давит на глазные яблоки и кровяное давление, прижимая к парапету.

Бежишь к метро аллюром, точно там, в его кавернозной штанине, в шахте, как в алисином дереве, спасение-пропуск-спуск в безветренную страну без чудес со сплошными, без трещин, стенами тоннеля.
Tags: Москва, зима, пришвин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments