paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

"Новые художники" в ММСИ (в Ермолаевском, куратор Е. Андреева)

Если я всё правильно понял, что группа «Новых художников», собранная Тимуром Новиковым в конце 1982-го года («Митин журнал», вершинную институцию ленинградского культурного самосознания, создадут на два года позже) непосредственно предшествовала его же «Новой Академии» - то ли как антитезис, то ли как негатив…

«Академистов» недавно показывали в фонде «Екатерина» достаточно плотно – и эта работа Аркадия Ипполитова до сих пор кажется мне одним из лучших кураторских проектов последних лет, где счастливо сошлись несколько обстоятельств.

Во-первых, очевидный эстетический результат, который можно называть спорным, местечково-гламурным или каким угодно, но который, тем не менее, существует.

Во-вторых, Ипполитов весьма внимательно отнёсся к материалу, с которым работал, усиливая сильное и затушёвывая их многочисленные недостатки, выстраивая выставку таким образом, чтобы коммуникативный аттракцион развески зацепил любого, вне зависимости от качества представленного материала.

Ему, конечно, сильно помогла лоскутная аляповатость и цитатность «Новой Академии», её очевидная идеологичность (то есть, набор определённых, чётко проартикулированных воззрений и правил – выпуклая гендерная подкладка, пафос отщепенства и декоративная, кричащая яркость) и зрелищность, тогда как Екатерине Андреевой достались пациенты более проблемные и смурные.



Каждый из них, кто в лес, ко по дрова, тянет в свою сторону и объединение, скажем, рокеров и некрофилов (опять же, совсем ещё недавно обильно представленных в этих же самых залах Ермолаевского филиала) возможно на бытовой, а не эстетической платформе.

Поэтому от выставки у меня осталось сложное впечатление: сама по себе (кураторски) она хорошо придумана и сделана – ни на одном из этажей филиала в Ермолаевском нет суеты, красивая, акцентная развеска, помогающая экспонатам взаимодействовать друг с другом, дополняя и даже, порой объясняя.

Но сами экспонаты – гремучая смесь быстро устаревающих немецких «новых диких» и ещё более древней «Кобры» с отечественным застойным рукоделием, изобретающим дискурс на пустом месте по рекомендациям польских журналов – мне совершенно не глянулись.

Можно назвать их, как это сделала моя спутница, «одноразовыми», а можно «квартирными» (читай, кустарными) производными флэт-арта, более похожего на внятную, но самодеятельность.

Оппозиционности или андерграундности во всей этой неподнадзорности – минимум, так, ведь, она для нас и не самоцель; но и эстетической смелости тоже не так уж многовато – лучшее из представленного вполне себе представимо в евроремонтных интерьерах.

Несовершенство носителей (особенно в случаях с видео и выцветшими коллажами) не благородно старит материал, но указывает на его нарочитую временность, преходящесть – то, что украшало ленинградскую художественную утопию в её медленном дрейфе к более артикулированным практикам, имеет вид и смысл маленьких домашних радостей.

Вряд ли презумпция творения (всё, что сделано – сделано хорошо; всё золото, что блестит; всё, что блестит – автоматически интересно) сама по себе способна увлечь среднего зрителя, ничем питерскому арт-андерграунду не обязанного.

Кажется, это понимает и сам куратор, помещая на стены коридоров и лестничных клеток маленькие (не больше карандаша), вырезанные из бумаги произвольно группирующиеся человеческие фигурки – с одной стороны, близкие эстетике самодеятельного коллажа «новых диких», а, с другой, невольно указывающей на реальный размер выхлопа.

По всему выходит, что главным оказывается вопрос не качества и значения, но плотности среды обитания, что развивается, эволюционирует, порождая, в конечном счёте, нечто интересное.
Оказывается, что сугубо художественная выставка может оказаться высказыванием и на совсем уже, казалось бы, отвлечённые, социологические какие-то темы, вроде того, что сколько усилий должно уйти в провинциальный перегной, прежде чем он породит нечто действительно интересное; и какова должна быть плотность среды, какими видами искусства эта среда должна подпитываться с тем, чтобы остаться в анналах.

Я ведь наблюдал массу провинциальных культурных объединений – литературных, художественных, театральных; подавляющее большинство из них, никем и ничем не скреплённое, разваливалось так и не набрав формы.

«Новым художникам» повезло сначала с городом, а, затем, с Тимуром Новиковым, воля которого и позволила претвориться бытовухе в нечто стоящее нынешней выставки.
Но, ведь, музей, вроде, и должен выдавать такие вот культурно-исторические экспозиции, посвящённые локальным явлениям прошлого – документировать, изучать и вводить в контекст, невзирая на то зрелищны они или нет.

И тут понимаешь ещё одну интересную закономерность: музеи, ведь, тоже бывают разные: одни из них скрупулезно изучают любую мелочь, делая малозрелищные, но важные в искусствоведческом смысле выставки; другие, вот как ММСИ, в основном используются как прокатные площадки для сменных выставок.

И здесь, следовательно, едва ли не автоматически включаются совершенно иные критерии восприятия – организм требует зрелищности или, как минимум, внятности высказывания.

Если представить гипотетический музей неофициальной ленинградской культуры, то нынешняя экспозиция в него легко вписывается, но если иметь ввиду конкретные культурные запросы современного человека, возникают некоторые сомнения…

Понятен интерес Русского Музея, в который Новиков слил отдал массивные архивы, понятны интересы как самих художников, заинтересованных в деньгах и респекте, так и коллекционеров, предоставивших экспонаты, а вот какой интерес должен водить по этим залам досужего зрителя?

Понятно, ведь, что есть выставочный план, что институции работают и что точно так же выпускаются спектакли и книги. Мы мало задумываемся о ритуальной стороне нашего потребления (в том числе и культурного), складывающегося в систему упадка с редкими вспышками сильных впечатлений.

В последнее время я пытаюсь сформулировать как дух города выражается через его культурную жизнь, через чреду постоянных событий, вынуждающих нас соучаствовать (ведь зачем-то я же собрался в ММСИ, дошёл, пришёл, посмотрел).

Ленинградская выставка, в этом смысле, вышла весьма московской.


Locations of visitors to this page


Картинки с выставки: http://paslen.livejournal.com/1537802.html
Tags: ММСИ, выставки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments