paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Бал манекенов (1)


На моей памяти, с литературой и другими искусствами, так или иначе, в городе был швах, и только театр (театры) цвели, объявляя премьеру за премьерой, проводя фестивали и смотры-конкурсы, привлекая к себе пристальное внимание городской общественности.

То, что Чердачинск – театральный город признавалось как очевидный, не требующий доказательств, факт, хотя самоощущение это, как и многие прочие проявления сепаратизма, вызванного очевидной бедностью, обманчивы и претенциозны, особенно когда начинаешь сравнивать – даже и не со столицами, но с городами попроще да поближе.

У нас любят пичкать себя странными, непонятно откуда взявшимися мифологемами, вспухающими от хронического голода, что-то типа «зато у нас самое вкусное мороженое» (ударение здесь, вероятно, падает на «зато») или «самые красивые озёра, уральская Швейцария…»

Так и с театрами: сам факт их бесперебойной работы обеспечивает алиби «крупному промышленному и культурному центру», обслуживая потребности не только интеллектуальных запросов, но и светской жизни (новое платье есть куда надеть).

Важен сам факт, что они есть и работают, систематически и регулярно.

Тут как с женщиной: издали любая прекрасна, однако, приближаясь, начинаешь замечать в подруге всё больше и больше недостатков.

Но, как говорится, за то и любим.


Это, ведь, и есть «суровый стиль» в действии; если вспомнить советскую живопись, картины Попкова и Коржева, то можно (приблизительно, конечно) почувствовать и ту обобщённую манеру, в которой существует южноуральский театр вне зависимости от принадлежности к той или иной труппе. И не то, чтобы разлив был из одной и той же бочки, хотя натуру, конечно, не переделать: гений места накладывает неизгладимый отпечаток на всё, даже на «способ существования».

Андросов и Салахов, Попков и Коржев, тоже, ведь, делали вид, что взаимодействуют с реальностью, то ли описывают, то ли дублируют её, имея ввиду (подключая к изображению советского быта) всю историю культуры и изобразительного искусства – с неявными, а то даже и очень легко считываемыми отсылками, ну, например, к ренессансным фрескам.

Фига в кармане, по отношению к официальной идеологии, была им просто необходима – пафос главное топливо провинциального творца, вот уж точно существующего вопреки сонному окоёму, который «и здесь неплохо кормят» и которому ничего не нужно, кроме [в лучшем случае] кроссворда и телепрограммы.

Тем более, что любые, выше среднего, потребности, коли они возникают, удовлетворяются импортом столичных артефактов. Ну, или же командировками в другие города.

Нестоличный театр демонстративно стационарен (несмотря на гастрольные бригады, кочующие по деревням и сёлам, эти не в счёт), совсем как ренессансные фрески, не отделимые от родных стен; выцветающие, со временем, осыпающиеся, хотя и продолжающие, Антеем, стойко держаться за родимую землю.

Художники сурового стиля, ставшие квинтэссенцией шестидесятых-семидесятых, застоя и борьбы с ним, с его вынужденным и непроходящим минимализмом, не зря ведь сводят свои многофигурки к иероглифическим упрощениям, с нарочитым схемам, изнутри наполняемым правдоподобием.

Долгое время мне казалось, что местные декорации в местных театрах принципиально строят из пыльных и заветренных материалов: серой дерюги, крошащегося гипсокартона, крупнозернистого пенопласта или же ДСП.

Работая в театре, время от времени, залезал в хранилища, плотно заполнявшие боковые отсеки по краям сцены, прицельно изучая «вещный мир» бутафории; хм, странно, вблизи она не такая грубая и очевидная, как это выглядит из зала…

Почему?


Locations of visitors to this page
Tags: Челябинск, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments