paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Жетончик


Та школьная лестница, на которой Петровна сказала про запах мочи, накопившийся за учебный день, схожая с вкусом постной гречки, я, ведь, помню (не вспомнил, но помнил) как пробегал по ней после очередного школьного вечера, н котором мы представляли пантомиму в виде немого кино для чего и понадобилась моя настольная лампа, стилизованная под керосиновую – с матовым белым стеклом внешней оболочки и прозрачным стеклом внутреннего ствола…

Лампа эта была очень удобной из-за ручки сбоку, которую можно было поворачивать, добавляя или убавляя интенсивность света, хотя внутреннее стекло (прозрачно имитирующее сосуд для ненужного ныне керосина) постоянно ломалось и его нужно было искать по всяким советским магазинам, рынкам и складам.

И вот я бегу из спортивного зала, где закончилось мероприятие в актовый, и слышу как от бега соскакивает боковая ручка и падает вниз, туда, где лестница упирается в забитый полуподвальный запасный выход.

Одно мгновение мысли и я умственно бегу за ней, хотя, на самом деле, не прекращая бега, продолжаю подниматься вверх, точно так же, мысленно расплёвываясь с этой самой ручкой, которая на прощание блеснула мне фольгой внешней части.

Потом, долгие годы я мучился по несколько раз на дню (вечером), включая и выключая свет в своей комнате, так как усилия пальцев не хватало для того, чтобы повернуть оголённый рычажок и мама, сколько бы не искала по промтоварным магазинам эту самую пластмассовую нашлёпку, так её никогда и не находила; проще было купить новую, но тогда нужно было понять куда девать старую.


Те, кто не жил в Советском Союзе, скорее всего, не понимают этой дилеммы; вот внутреннее стекло, похожее на стеклянный подсвечник она, правда, с большим трудом, но находила, а пластиковую ручку с резьбой больше уже никогда.

Так как лампа была все время перед глазами, она зудела как сломанный зуб; ей, кажется, пытались приделать самопальную нашлёпку, но резьба её полетела быстро, хотя внешняя её часть, по-зековски оформленная прозрачной округлой болванкой, похожей на рычаг переключение скоростей в кабине у грузовика с портретом Сталина на лобовом стекле, была эффектна.

Сердце успокоилось плоскогубцами в верхнем ящике письменного; сколько ж у меня в голове ещё вот такого, которое не есть память, но опыт, ибо оно не вытаскивается откуда-то по ассоциативному случаю, но существует в режиме постоянно расчехлённых визуальных файлов, слайдов, внутри картинки которых продолжается вихревое движение жизни.

Locations of visitors to this page
Tags: прошлое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments