paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Императорская гардеробная, очки-обманки, маленький свечной заводик и прочие шутихи-радости


И день сегодняшний не похож на день, вчерашний заворачивался в грязный хлопок, нынешний - в парчу и кружева, постоянно меняя наряды:

С утра было никак, будто бы прошлый день всё никак не закончится, так как пустота, из которой он состоял, может аннигилировать сколько угодно времени-пространства (при том заметим, что нет большей благодати чем использовать эту пустоту для себя, намазывая её на тело неровными, но целебными краями), затем окоём сморил дождь, перед самым сходим сходом спровоцировавший солнце на неполную проницаемость; теперь, вот, к вечеру, тучи разошлись руками (спасибо Ирине Аллегровой?) и наступил чай, байковый, бархатный, привечерний, исполненный напоённого цвета.

Церковно-сусальный, карамельно-липовый, лимонно-стеариновый, пеньковый с постепенным загустеванием и отвердением, поверх которого вновь проступает то облачная, то заоблачная пенка теплого, всё ещё летнего, чать август-месяц, дыхания.

Тут ведь ещё что: душка от очков сломалась, а из запасных оправ у меня только с тёмными стёклами.
И пока рабочие очки, склеенные, лежат и набираются прочности, сижу за фильтрами, как инстаграм ходячий.

Ещё в Москве, сразу после покупки и обмыва, определилась народная примета: стоит мне эти очи надеть, так сразу дождь, так что на осадки мы были обречены сегодня изначально.

Ведь именно оптика моя, кажется, и сформировала эту наглядную, выразительную тучу, ход которой я зафиксировал на цифру (всё-таки, лучше я буду разделять письменные и фотографические посты, так как смешение их, мной этим летом практикуемое, вносит путаницу в упорядоченность ленты паслёновой) во всей ей сизой неприглядности фланирующего по небу синяка.

Но если Нос может гулять по Невскому, то почему Синяк не имеет права фланировать над перекрёстком улиц Печёрская, Железная и Столбовая?


Так я про тучу и про ту оптику, которой день противоборствовал и сопротивлялся, пока не выплюнул, постукивая согбенной костяшкой по подоконнику, сонную, точно простывшая манная каша, дождливую паузу.

А я такой, сразу забыл про очки, хожу, значит, шуршу по саду, такой весь из себя высокопоэтический и всё, значит, переживаю за пасмурность, нас внезапно накрывшую; потом только вспоминаю про очи на носу и сдвигаю их: батюшки, светы, какой ослепительный, столбом, стоит день – уже даже не парафиновый, но порфироносный.

Уже даже не катанный, не сученный, ни облитый, ни протягиваемый; но весь – одним, единым куском то ли мёда, дошедшего до стадии янтаря, то ли столбом янтаря, весь окоём в себя вобравшего – стоит колонной иронического ордера и нет ничего душеполезнее его и краше.

Locations of visitors to this page
Tags: АМЗ, лето, пришвин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments