paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Дневник читателя. Т. Манн "Лотта в Веймаре", роман


Сначала я думал, что книга эта, о том как героиня «Страданий юного Вертера», будучи уже пожилой вдовой и матерью одиннадцати детей приезжает в Веймар, чтобы, будто невзначай, встретиться с Гёте, сделавшем её бессмертной, построен как пьеса Мисимы «Маркиза де Сад».

Там, как известно, заявленное в названии обсуждаемое близкими ему женщинами, на сцене так и не появляется, но, ближе к финалу (седьмая глава, всего их девять), Манн выдает многостраничный монолог поэта, из-за чего начинаешь искать иные нарративные формулы в духе постмодернистских конструкций, типа «Влюблённого Шекспира» или, хотя бы, «Берега утопии».

Кстати, симптоматично, что в голову лезут именно пьесы и фильмы: «Лотта в Веймаре «снята» как богатый и многомысленный, немного тяжеловатый, в духе костюмного Висконти, байопик с открытым финалом.

Написанный, кстати, совершенно не так, как «Волшебная гора», без этой припадочной, псевдодостоевской язвительности в каждой фразе и, разумеется, ещё более размеренно и разглажено – когда событий в книге всего несколько, остальное же – плавные волны подходов к основным, «несущим» событиями и отходы от них.

Но очень хорошо, что я прочитал сначала именно «бытовую» «Гору», она помогла лучше понять некоторые особенности «Лотты» и стиля Манна в целом.

Стало очевидным, что самым энергетически слабым местом этих книг являются диалоги – неестественные, неправдоподобные, бесконечные, а, главное, не совсем понятные.

Для того, чтобы въехать в суть финального разговора Шарлотты и тайного советника, неожиданно возникшего у неё в карете после посещения театра (это дотошное описание спектакля в конце книги воспринимается совсем уже лобовым вскрытием приёма) я перечитал его дважды, но так и не понял.

Слишком уж обтекаемы формулы, слишком уж закамуфлированы подтексты.



Персонажи книги, подобно героям классицистической драмы выходят на авансцену и говорят долго и нужно; едва ли не гекзаметром.

Тоже самое, кстати, происходило и в «Волшебной горе», где многостраничные споры не оставляли никакого сухого остатка и воспринимались как пустая порода; как заполнение пространства.

Впрочем, Манн и не скрывает условности своей конструкции (он же не постмодернист, поэтому жизнеподобие или остроумный нарративный кунштюк в конце ему не нужны): большая часть романа происходит в первые часы приезда Лотты в Веймар, когда, остановившись в гостинице «Слон», вместо того, чтобы идти к сестре, на обед, она принимает и выслушивает чреду посетителей, решивших исповедаться той самой легендарной Лотте из «Вертера».

Тут, разумеется, Манн вводит нас в проблематику «правды/вымысла», границами которой играет и сам – видно, что для того, чтобы написать «Лотту в Веймаре» он много думал и штудировал соответствующей литературы; в книге масса теорий и реконструкций гётевского творчества, видно какая это важная для Манна и всей немецкой культуры, от лица которой он, несомненно, говорит, фигура.

По сути, «Лотта в Веймаре» и есть многоглавая лекция о главной фигуре немецкой литературы; в тени которой Манн размещает и себя – особенно очевидно это после бесконечного монолога поэта, просыпающегося утром и принимающего слуг, помощников, сына Августа.

Здесь Гёте совсем уже напоминает Пригова, бесконечно сочиняющего очередные тексты для «Дивана» и вспоминающего прошлое.

Внутренний монолог Гёте, ставший центром конструкции, окончательно и бесповоротно делает роман театральной постановкой (ибо очевидно же, что «не верю!»), и даже радиотеатром.

После него идут две самые динамичные и насыщенные событиями главы, которые уже не претендуют на статус реконструкции и исторического свидетельства – Манн весьма тонко наделяет их статусом «фикшн»: ведь после такого внутреннего монолога Гёте даже самому наивному читателю будет крайне сложно решить, что «всё так и было».

Но стоит правильно определиться с жанром («театр у микрофона») и всё в восприятии «Лотты» становится на свои места: Манн не совпадает и категорически не хочет совпадать с нынешними скоростями восприятия.

Стиль изложения, определяемый как «неторопливый», между тем, не кажется мне старомодным, поскольку постмодернистская амплитуда восприятия всеядна и способна получать удовольствие от любых стилей любых эпох (в чём и заключена одна из её важнейших особенностей).

Поэтому категория «старомодности» здесь не работает; но очень хорошо действует ощущение вхождения в инаковость, в хронотоп, оформленный каким-то своим, не самым привычным (точнее, отвычным, отвыкшим), в чужую длительность.

Это тоже работает по привычке к иным эстетиками и способам вИденья мира, активно потребляемым современным потребителем и, даже более того, именно такой инаковости особенно требующем (скажем, от того же самого азиатского или ближневосточного кинематографа).

Нарративные кунштюки и остроумное складывание пасьянса придёт позже – и потому, что модернизму свойственны открытые (как бы незавершённые) структуры; и оттого, что в теме беллетристической биографической игровой реконструкции, посвящённой вопросам не биографии, но творчества, Манн был одним из первых.

Вероятно, задумка столкнуть постаревших персонажей романа и их прототипов в жизнепободном пространстве, которое Манн дотошно воспроизводит, благо музейно-туристическая индустрия вокруг Гёте сложилась ещё при его жизни (вспомним, хотя бы, «Записки русского путешественника» Карамзина), казалась автору настолько остроумной сама по себе, что в дальнейшую разработку фабулы он даже и не подумал вкладываться.

Ну, что, и правильно сделал: эта плавность и бедность на события дополнительно работает на инаковость, делая «Лоту в Веймаре» ещё более утончённой и привлекательной.

Locations of visitors to this page
Tags: дневник читателя, проза
Subscribe

  • Твит дня. Антон Чехов

    Если человек не курит и не пьет, невольно задумываешься, а не сволочь ли он?

  • Твит дня. А. Гельман

    Только пережив ожидание исчезновения, можно по-настоящему ощутить прелесть присутствия в жизни.

  • Твит дня. Владимир

    С годами перестают удивлять подлость, предательство и лицемерие, зато все больше изумляют добродушие, надежность и открытость.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments