paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Шевелящимися виноградинами угрожают нам эти миры


Кажется, в отличие от средневековых людей, ждущих конца света в какой-то определённый момент, современный человек ожидает Апокалипсис перманентно, то ли со дня на день, то ли в отдалённой перспективе.

Можно сказать, что все наше сознание апокалептично или же, как минимум, пронизано предчувствиями конца – то ли света, то ли себя, любимого.

Апокалиптические тенденции нарастают, честно говоря, мне уже самому надоело ловить себя на этих мыслях, думаю, что другие тоже, нет-нет, да и подлавливают себя на тайных содроганиях, возникающих как бы исподволь, в виде стойких информационных вирусов, формообразующих эпистему.

Излечиться от которых достаточно посмотрев с каким глупым пафосом на подобные темы рассуждает телевизор и популярные СМИ, как неловко и пошло все они стараются спекулировать и, так или иначе, подзаработать на всеобщем конце конца.

Но тема всё равно интересная, липкая и неотступчивая – похихикаешь над очередными пророчествами Ванги или же выступлениями какой-нибудь Глобы, а ночью, ворочаясь, очередной раз сталкиваешься с этим замещением

– психике, ведь, свойственно обороняться от экзистенциальных страхов, для чего, собственно, и выдумывается «вся эта религия»; а когда сознание полностью секулярное {спрятаться некуда и негде}, да ещё и современное (то есть, предельно эмансипированное, индивидуальное, индивидуализированное, ставящее знак равенства между своим существованием и существованием всего сущего) механизм замещения включается едва ли не на автоматическом уровне.

Тем более, что ощущению тотальной обнажённости (неприкрытости, незащищённости) жизни добавляют красок и масла в огонь ежедневные информационные сводки.


Это только кажется, что построенные бесконечной лентой, подобно ЖЖ, сообщения об авариях и катастрофах, подлостях и самоистреблении, преступлениях и «ошибках природы», прошуршав сквозь извилины, уходят в никуда, бесследно растворяясь.

Весь этот никому не нужный медийный мусор, вспыхивающий особенно эффектным обобщающим нездешним светом в моменты особенно массовых и сильных кризисов и катаклизмов, оседает в наших воспринимающих машинках примерно так же, как соль в сосудах, забивая их едва ли не буквальным информационным пеплом.

Избыточная, ненужная инфа подкармливает страхи, питает их новыми ненужными (несуществующими) подробностями, подпитывая не саму стихийную апокалиптику, а вот этот самый перенос, говорящий о разных угрозах существованию – так как невозможно воспринимать чужое горе как своё, не думая о том, что ты мог оказаться на месте массовки из очередного жуткого репортажа.

Неосознанная апокалиптика, транслируемая сейчас едва ли не на государственном уровне, то есть, принимающая формы уже вполне конституциональные, материализованные (или материализующиеся) в виде стихийно накапливающегося недоразумения (в какой-то момент количество переходит в качество) кажется мне отсутствием интеллектуальной гигиены и, как следствие, умственной дисциплины.

Я хорошо помню советскую эпистему, в ней ничего такого не было и в помине, поскольку все бытийные горизонты заслоняло такое странное и малообъяснимое, но дико привлекательное, влекущее даже через и сквозь иронию понятие как коммунизм.

Хотя, конечно, тут не в коммунизме «собака зарылась», но в последовательном, ежедневном мироустройстве, над которым, едва ли не буквально, работали всем миром.

И дело даже не в этой работе и оптимистическом тонусе общественного сознания, подпитывающего каждого, но в пресловутой «уверенности в завтрашнем дне», которая отключала функцию «переноса» за полной его ненадобностью.

Это капитализм-империализм, если помните проговорки советского бессознательного, загнивал и катился в тартарары, но зато –
Наша родина большая
Расцветает каждый год,
Расцветает, расцветает,
Да никак не расцветёт.

По моим наблюдениям, начало нынешних ожиданий того, что всё рухнет или закончится возникло в постперестроечное время (и с тех пор только нарастает), следствием, с одной стороны, информационной интоксикации, от травматических последствий которой, подкреплённых интернет-вседозволенностью, мы (и я в том числе) не оправились и сегодня; а, с другой, из-за понимания (или даже непонимания) логики общественно-политического развития, идущего по линии тотального ухудшения всего, что только можно – от экономики до психической адекватности народонаселения, обращённого в электорат.

Подобно булгаковской разрухе, Апокалипсис наступает в головах когда меняется модус жизни, когда одно заканчивается, а второе всё никак не может наступить и всё раскачивается в нерешительности, а то и сворачивается.

Апокалиптическая истерия – косвенное свидетельство того, что честный перед самим собой организм ощущает окончание чего-то большого и даже огромного; того, что больше тебя и, поэтому, может нести хотя бы и потенциальную, но угрозу.

Это реакция на неопределённость, клубящуюся вокруг нелинейно, многосторонне развивающихся процессов, когда рецепторы вопиют, что что-то закончилось, что «у нас была прекрасная эпоха», что «лето было и прошло», а мозг не поспевает за изменениями…

Locations of visitors to this page
Tags: банальное, бф
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments