paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Пост для директоров отечественных музеев


Тут внезапно задумался о том, почему в одних музея можно фотографировать, а в других нельзя.

В Лувре тебя никто не спросит об этом, хоть уфоткайся, но только чтобы без фотовспышки, в Эрмитаже нужно для своих непотребств купить фотобилетик (у меня его, правда, никто не спросил и на следующий день я уже не стал изображать из себя интуриста и фотографировал бесплатно), а в Третьяковке как повезет – какое настроение у смотрительницы будет.

В музея московского Кремля фотографировать тоже нельзя, похитишь часть харизмы России, в ГМИИ непонятно можно или нет (когда как), но, чтобы не рисковать стараюсь осуществлять свои потребности на вернисажах (благо у меня есть такая возможность. А вот у тех кого такой возможности нет, как быть?)

Я сейчас не то, что все эти фотографии, в основном, дублирующие альбомы и открытки, как правило, оказываются невостребованными – люди делают их неосознанно, дабы зафиксировать сам момент фиксации, продублировать собственное восприятие, которому, вероятно, мы больше не доверяем.
Не доверяю.

И не о том, что главный музейный запрет фотографировать на временных выставках, будто нарушающих то ли тайну искусствоведческой исповеди, то ли вторгающийся на территорию чужой интеллектуальной собственности (глаз способен унести с собой больше чем может поймать камера), имеет иррациональный характер педсоцзапущенности, но, собственно о том, какие тонкие, порой, дефиниции отличают цивилизованное пространство от нецивилизованного.

Я это понял не в музеях, но в метро, когда пристрастился фотографировать пассажиров.

Живые люди гораздо интереснее живых, но картин; кроме того, захлёстывает опасность, будто нарушаешь чужую территорию, отлично осознавая, что делаешь что-то не то.

Точнее, ведёшь себя не так, как принято.
Автоматически превращаясь в шпиона.
В партизана.

В больного синдромом Ромео и Джульетты, страсть которых, как известно, подпитывает ощущение опасности.

Описывая силу воздействия столичного метро Михаил Рыклин вводит понятие «пространство ликования».
Мне же, схожим образом, хочется ввести обозначение «территория цивилизационного».



Её первый признак – лёгкость и бесстрашие, с каким внутри территории цивилизационного (она представляется мне сейчас чем-то вроде ЦПКиО им. Горького) можно фотографировать.

Легко и просто, так как всем понятно, что ты делаешь, так как у каждого второго в кармане Инстаграм или что-то на него похожее.

Просто и легко, так как никто не ждёт от тебя подвоха – все прекрасно осознают добронравие твоего намерения.

Между прочим, крайне тонкий момент: понимание, снимающее напряжение.

Есть места, где фотографирование как бы автоматически подразумевается – в музее, в парке, возле туристических объектов. На вечеринке.
На свадьбе. На параде и на демонстрации.

Есть целые города, в которых фотографирование является имманентным свойством гения местности – Питер, Венеция. Барселона. Париж.

У нас же как придумали в Перестройку понятие «евроремонт», так и продолжают (продолжаем) мыслить категориями локальных зон цивилизационности и комфорта (возможно, это одно и то же).

Локальные, огороженные территории, внутри которых можно положить ровный асфальт и ввести ненапряжные для всех правила, лишённые какого бы то ни было пафоса неестественности.
Ну-ну.

Пусть снаружи деревню Гадюкино смывает гнилой дождик, превращающий чернозём в непролазную грязь, у нас внутри будет как на веранде модного ресторана: тепло, светло и мухи не кусают.

Фотографировать в нашем метро выходит примерно так же, как в общественном туалете; чувствуешь себя немножечко гадким и липким извращенцем, вуайером и, одновременно, эксбиционистом, только того и желающим, чтобы его накрыли. Обнаружили и задали какой-нибудь неприятный вопросец.

То, что у нас распространяется на резко очерченных (огороженных, маркированных) пространствах культурных институций [особенно доставляют запреты не снимать во время спектаклей, ну, скажем, в Большом театре – когда сразу становится понятно, что, собственно, из себя БТ представляет] может, между прочим, распространяться и на все прочие явления и проявления обыденной жизни.

Надеюсь, что распространяются.

Что, кстати, косвенно, объясняет, может объяснить чем для нас (для них, для всех) цивилизованность и является.



Locations of visitors to this page
Tags: музеи, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments