paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Дневник читателя. "Не равняется любовь" Лары Галль Роман


Роман Лары Галль «Не равняется любовь» у меня вызвал, как теперь принято выражаться, чудовищный когнитивный диссонанс.

Начать с того, что это крайне умное произведение, полное точных и тщательно выверенных наблюдений за людьми и человеческими чувствами.
Очевидно, что автор книги – внимательный и глубокий аналитик, много чего переживший.

Именно эти переживания (несчастная любовь, измена близких и близким, болезни и потери родственников) и вызывают к жизни текст, похожий на бурную, бурлящую речку.

Галль надо высказаться о том, что её волнует, вот она и волхвует в стиле «не могу молчать», с очевидными заносами туда, куда не следует (когда говорят больше, чем нужно), с постоянными проговорками.

Сюжет в таком романе необязателен, как он совершенно неважен в платоновских диалогах, которые тоже, ведь, льются для того, чтобы высказываться, а не для того, чтобы выстраивалась какая-то законченная фигура.

В таких текстах персонажи похожи на шахматные фигурки, слепо несущие в себе авторскую волю, обрамляющие основную творческую задачу, а она, как я уже говорил, состоит в том, чтобы высказаться.

Вот и высказывается девочка Ниночка про гада Димочку, который всю жизнь ей испортил.



Дима, вообще, странный персонаж, который не способен уйти от жены, мучаясь и, одновременно, мучая безответно преданного человечка, которая, к тому же, сама обременена не только семьей, но и ответственностью, состраданием и массой положительных свойств – так, что для меня становится очевидным, это и есть авторское alter ego.

Галль, что называется, прёт не по-детски, видимо, этот вполне реальный и осязаемый Димочка (жизнеподобия ему добавляет то, что в романе он описывается на непрямую, но чужими, любящими глазами) так достал Лару, что теперь, даже и распределив растрёпанность своих чувств между несколькими персонажами, она так и не может остановиться.

Для того, чтобы Нине было кому выговариваться, возникает фигура старика, похоронившего жену и больного раком (так в книгу входит тема физических, а не нравственных мучений, важная тема эвтаназии), который безропотно слушает Нинины излияния, кое-где вставляя в её бурный поток весьма проницательные реплики.

Кроме того, в текст вкрапляются всяческие рассказы, которые Нина переводит с других языков; они, понятное дело, иллюстрируют её историю, а так же задают ещё одну степень авторского отстранения.

Типа так меньше видно, что Лара Галль говорит во всех этих художествах правду.
Хотя, с другой стороны, не исключаю того, что все эти «правдивые истории» - тоже конструкт, как и всё здесь: Галль, как я уже говорил, изощрённый и умный конструктор, пытающийся давить на все читательские кнопки.

Она идеально знает своего читателю – женщину со схожими переживаниями, вот и устраивает себе и ей как бы сеанс как бы психоанализа.
Волшебства с последующими разоблачениями.

И то, что я такую возможность хотя бы допускаю, говорит о том, что конструкция, в основу фабулы положенная, весьма подвижна и чётко сколочена.

Диссонанс, между тем, всё только нарастает, ибо мне, со стороны, все эти метания и постоянно заново проживаемые, переживаемые и многократно пережёванные страдания кажутся мелкими и такими же скучными как чужой сон.

Как-то особенно ясно, что девушка, постоянно вязнущая в каких-то микроскопических подробностях, сама хочет пострадать, поупиваться своими эмоциями, вместо того, чтобы заняться реальным (само)анализом и найти путь к решению проблемы, коли таковая имеется.

Ну, да, да, понятно к чему я веду: «Не равняется любовь» - идеальный образчик женской прозы, которая обращена исключительно к дамам.
Чужие, то есть, мужчины, здесь не ходят – им здесь нечем поживиться и не с кем идентифицироваться.

Поэтому книжка Лары Галль имеет, прежде всего, этнографическое значение – она прекрасно показывает из чего же, из чего же, из чего же сделаны наши девчонки.

Причём показывает это замечательно – изнутри и наотмашь, однако, поскольку мужики в ней не подразумеваются, когнитивный диссонанс просто таки корёжит мужскую психику.


Locations of visitors to this page


И я вспомнил, что же мне, на самом деле, этот эффект от Лариной книжки напоминает – в старой советской библиотеке фантастики я как-то прочитал фантазию итальянского утописта Альдани Лино «Онирофильм» про то, как в будущем придумали приспособления, с помощью которых просматриваемые порнофильмы воспринимались как твои собственные ощущения.

Ты надевал шлем, очки, перчатки, подключал к телу датчики и понеслась.

Онирофильмы, давящие на центр удовольствия, убили не только кино, но и нормальную половую жизнь, поскольку все с утра и до ночи сидели внутри этих гаджетов, и подобно крысам в лабораторной установке, давили на кнопки, приносящие кайфушечку, до полной гибели всерьёз.

Роман Лино, повторюсь, старый и нынешних экспериментов с триДэ не учитывающий, но их, безусловно, предсказывающий.

Важно, однако, не то, что итальянец напредвидел, но то, как он сформулировал моё собственное сегодняшнее неудовольствие, рассказав, что онирофильмы бывают двух типов – мужские и женские, весьма конкретно заточенные под нервные окончания определённого пола – и ни-ни в сторону.

Так, что если гаджет, предназначенный для женщин (которым создавалась объёмная голограмма мужской особи) примерял на себя парень (хм, а как же быть с гомосексуалистами?), то у него начинала болеть голова, ломило суставы и, в скором времени, его просто выташнивало.

Ну, и наоборот, женщинам ни в коем случае не разрешается контактировать с мужскими онирофильмами.

Очень своевременная и нужная книжка, возвращающая современных, психически потерявшихся людей к их сермяжным первоосновам.

Tags: дневник читателя
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments