paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:
  • Location:
  • Music:

Сонаты Моцарта, Шумана, Шуберта. К. Блэкшоу на Пасхальном. КЗЧ


Очень странный концерт – при пустом, едва на четверть заполненном зале (балконы даже не открывали), погружённом в темноту (только точечный свет на сцене, очень во всех смыслах верное решение) чувствовался странный неадекват зала.

Слушатели не были агрессивными или наглыми, но, скорее, случайными (одних только Лолит в красных костюмчиках нагнали пять рядов), непонимающими, хлопающими не только между частями, причём, даже когда солист показывает рукой, что, мол, не нужно хлопать (!ну, да, не Гергиев, харизмой не вышел!), но и во время остановок внутри одной части.

Так случилось во время исполнения шумановской «Фантазии», когда Кристиан Блэкшоу, словно наливаясь раздражением, играл всё медленнее, все тише, тише, играя желваками (или разговаривая сам на сам, подобно Гульду) так энергично, что мне показалось – жевательную резинку жуёт.

Если моцартовскую Сонату для клавира седовласый Блэкшоу, больше похожий на поэта-романтика (особенно в этих сценических сумерках, нервный, но сдержанный) играл как-то особенно по-бетховенски, то из Шумана он всего бетховена категорически вычистил, превратив его едва ли не в Дебюсси.
Демонстративно расшатывая жёсткий каркас структуры.

То цедил по ноте, словно процеживая створоженный звук через марлю, то нечаянно разгонялся внутри синкопированных запруд, играя оригинальный, словно бы вывернутый наизнанку рисунок, всеми средствами стирая яркость главной темы и максимально выделяя побочные, которые после «объективистов», типа Рихтера или Ашкенази звучат совершенно новым, дополнительным расходом звуков.

Так бывает при фотографировании, когда пропуская изображение через разные фильтры, картинку резко меняют (в том числе и с помощью освещения) – резкий луч прожектора непоправимым образом меняет, ну, скажем, облик строго ритмической готической архитектуры, превращая расчёт в своевольный нечет.

Вот и Блэкшоу (впрочем, последнюю сонату Шуберта после антракта он сыграл гораздо ближе к привычкам русского уха, хотя и здесь допускались затухания, игра с паузами и, озирающейся на зрительный зал, тишиной) пропускал классические тексты через решето или даже ситечко, что, впрочем, не выглядело особым самодурством или же выпендрежем, поскольку было просчитано и уравновешено.
Поскольку представляло собой стройную систему, хотя и иного порядка.


Алисы в стране чудес
«Алисы в стране чудес» на Яндекс.Фотках

Но я думаю о тех, кто слушал эти сонаты в первый раз, принимая налёт некоторой меланхолической приджазованности, за норму.
Ровному журчанию привычного подхода он противопоставил акцентированное (на первый взгляд едва ли не произвольное), убирающее привычный сентиментальный рассказ на раз.

Так в театрах, порой, ставят общеизвестные тексты самым что ни на есть извращённым образом, рассчитывая на опытного зрителя, знающего текст пьесы, однако, не учитывая школьников и прочую образованщину, ходящую в «очаги культуры» для развлечения.

Рядом со мной сидела одна такая деваха в таких длинных шпильках, на которые можно нанизать шашлык.
Длинные волосы её были завиты и распущены как у кающейся Марии Магдалины или героини фильма «Ностальгия», длинные, хотя и слегка припухшие ноги (и точно такие же губы), особенно выдающаяся грудь.

Она сидела наискосок, я её время от времени цеплял боковым зрением; она захлопала уже при первом приступе тишины, осеклась и зарделась, что раскачало её нервную систему, раскрыв чакры навстречу музыке.

Сразу после начала «Фантазии» она шумно задышала и начала всхлипывать, слегка не подрассчитав длительности шумановских циклов – он ж у него длинные, на полдиска, хотя и состоят из небольших пьесок так, что долго не повсхлипываешь – тут или разрыдаться следует, выбежав из зала, или же, устав, умолкнуть.

Магдалина выбрала второе, хотя, справедливости ради, следует сказать, что носом хлюпала не только она – видимо, эта минус-материя интерпретации подействовала на некоторых слушателей не то магнетически, не то психоделически.

Мне-то как раз показалось, что удовольствие от прослушивания Кристиана Блэкшоу носит не столько чувственный, сколько интеллектуальный характер, ибо сравнивая фрагменты исполненного с тем, что занозой застряло в сознании за образец, требует максимальной раскачегаренности аналитических способностей.

Алисы в стране чудес
«Алисы в стране чудес» на Яндекс.Фотках

Зал, конечно, завораживал. Доставлял горячую пиццу.
Дело даже не в аплодисментах или звонках мобильных, этим никого уже не удивишь, но если на вчерашнем концерте в БЗК младенец плакал, то сегодня в КЗЧ звонко чему-то рассмеялся, после чего бригала скорой помощи (синие комбинезоны с люминесцентными наклейками на спине покинули партер).

До этого синеблузую бригаду (возле мест проведения Пасхальных концертов всегда дежурят кареты скорой помощи) долго усаживали в последний ряд партера, после чего они начали озираться и фотографировать чрево кита на свои мобильники.

Они не были исключением, потому что публика, точно сорвавшись с цепи, фотографировала Блэкшоу точно он не скромный пианист, но, как минимум, Майкл Джексон, восставший из загробной жизни.
Хотя, возможно, вспышки были особенно заметны (смотрительнцы зала заметались по рядам, отыскивая пиратов) из-за сумрака, делающего фотовспышки и щелчки затворов особенно заметными.

Апофеозом всей этой неготовности воспринимать тонкости затейливой интерпретации стали даже не постоянные зевки, покашливания и падения номерков, но громкий раскатистый грохот стремянки, упавшей где-то за кулисами и перешедший в протяжный звонок уже городского телефона где-то в далекой, точно Австралия, подсобке.

Алисы в стране чудес
«Алисы в стране чудес» на Яндекс.Фотках

Я подумал о том, что для очень многих имена композиторов, исполняемых сегодня, значат не больше складок на портьерах, мирволящих некоторому сгущению тени.

Даже не на уровне хрестоматийного портрета, застрявшего когда-то на сетчатке и, разумеется, не на уровне учебника музлитературы (не до жиру!), но как сцепление ничего не означающих гласных-согласных похожих то ли на выкрик, то ли на выхлоп: Моцарт! Шуберт! Шуман!

Я подумал о том, что многие из пришедших (и хорошо, ведь, что ещё пришли!) воспринимают представление как данную в ощущениях чреду разноцветных (или же, напротив, одномерных) звуков, разыгрываемых здесь и сейчас без какой бы то ни было подоплёки.

Конечно, ждать от такого слушанья, рассчитанного лишь на двигательные рефлексы (цепанёт, не цепанёт) особой вовлечённости не следует.

Но вот что важно: исполнение не востребуется такими слушателями как некоторая необходимость (духовная, эстетическая, эмоциональная), поскольку всё в такой ситуации упирается в стену данности, за которой уже не различишь ничего особенного, но лишь свою готовность идти навстречу исполнению.

Многие делают этот шаг (Магдалина), однако, оказывается, что без предстартовой подготовки здесь не обойтись, ибо парадоксальным образом, тебе нечем слушать – ведь ты смотришь на это исполнение, а не слушаешь его, пропуская сначала через мозг, а только затем, в очищенном виде, через сердце.

Я пишу всё это не потому, что сублимирую статус знатока и ценителя, просто пытаюсь понять закономерности собирания таких трудных, непреодолимых залов, меняющих что-то в акустике.
Я не ворчу, не злюсь, не юродствую, я фиксирую.

Алисы в стране чудес
«Алисы в стране чудес» на Яндекс.Фотках

Конечно, Блэкшоу воспринял это ласковое варварство как вызов и категорически (на мой вкус) проиграл, начав сигнализировать после первого контрафактного аплодисмана ещё в Моцарте, что, мол, заткнитесь и сидите тихо, но нашему человеку такое чу!

И тогда последующие части моцартовской сонаты он сыграл без перерыва, наклонившись корпусом над клавиатурой, дабы даже и не провоцировать позывы благодарности.

Этот же самый фокус он попытался проделать и в Шумане, то тщетно – слишком уж долго цикл звучит. И за это время всякое может случиться, цельная маленькая жизнь!

Буквально на глазах, Блэкшоу начал наливаться раздражением и играть все степеннее и глуше, что вызвало обратную реакцию – большинство не стало прислушиваться к паузам, но трактовало их как финальное многоточие и снова разрождалось контрафактными хлопками.

Солист доставал платок, промокая пергамент лба, желваки его ходили туда-сюда, эх, не дождаться нам бисов, злорадствовал внутренний мой комментатор, однако, джентльменство джентльмена вышло выше обиды (а, может, свыкся уже?!), выше небес, украшенных звукоотражательными экранами; тем более, что после Шуберта его таки завалили букетами.

Жаль этого не увидела бригада в синих купальниках комбинезонах, которую после антракта посадили, было, на генеральские места во втором ряду первого амфитеатра, но вскоре сорвали с насиженных, точно за пределами затемнённой площадки началась немотивированная эпидемия и мир снова нуждается в мгновенном спасении.

Точно так же, как и стайки алых снегирей девственниц, налитых сочной весенней нетерпимостью, терпко разлитой вокруг за около (фотографировать их можно было бесконечно, но пришлось стопарнуться, дабы не приняли за педофила).

Да, нужно ли говорить, что Мария Магдалина, просто опустошённая встречей с незыблемым прекрасным , на бисы не осталась, процокав мимо ещё во время ритуала букетодарения.

Хотя, вероятнее всего, она просто не знала, что на таких мероприятиях положены бонусы, они же, бисы, которые несмотря ни на что…

Алисы в стране чудес
«Алисы в стране чудес» на Яндекс.Фотках



Locations of visitors to this page


Алисы в стране чудес
«Алисы в стране чудес» на Яндекс.Фотках

Алисы в стране чудес
«Алисы в стране чудес» на Яндекс.Фотках

Алисы в стране чудес
«Алисы в стране чудес» на Яндекс.Фотках

Алисы в стране чудес
«Алисы в стране чудес» на Яндекс.Фотках

Алисы в стране чудес
«Одиночество беглеца на длинные дистанции» на Яндекс.Фотках
Tags: КЗЧ, фестивали, физиология музыки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments