paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Квинет Чикагского симфонического. МГК. Рахманиновский зал


В Рахманиновском зале консерватории сегодня прошло выступление квинтета (две скрипки, альт, виолончель и кларнет) музыкантов Чикагского симфонического оркестра, входящего в пятёрку главных американских коллективов.

Официальные концерты в БЗК начинаются завтра, оркестранты приехали ещё вчера и тут же включились в общественную работу – сегодня в МГК прошли мастер-классы для валторнистов, в офисе компании «Ямаха» собрались трубачи и трамбонисты.

В Чикаго оркестр осуществляет массу благотворительных программ – от выступлений в больницах до работы молодёжного оркестра (кузницы кадров), нечто похожее затеяли и в Москве – помимо выступления перед студентами консерватории, так же затеяны и другие благотворительные акции.

Не знаю, как они прошли и пройдут, но выступление в Рахманиновском зале особой ажитации не вызвало, и хотя в фойе перед началом выступления собралась толпа, на подходах к голубому залу с потрескавшейся, запылённой лепниной она рассосалась.

Вряд ли Рахманиновский зал (самый камерный и самый «интимный») был заполнен хотя бы на половину; которую составили не столько студенты, сколько преподаватели и курлыкающие экспаты.
Играли две части квинтета Моцарта и начало квинтета Брамса.

Играли, разумеется, превосходно, тонко и точно, без сильных эмоций и влаги (хотя, конечно, можно сказать, что после воздушного, но суховатого Моцарта в Брамса, где кларнет уже не солировал, но вплетался в общий ансамбль на равных добавили каплю оливкового масла).

Немного старомодно, с явным благородством в духе записей Рихтера и Ростроповича, с некоторым виниловым и даже граммофонным бэкграундом, что, с другой стороны, не выглядело анахронизмом или стилизацией, ну, вот такая у людей школа ежедневной практики, уверенность в завтрашнем дне и прочие блага демократической цивилизации.

Это особенно хорошо и методологически правильно, что Моцарта и Брамса играли с разными стилистическими подходами, буквально на пальцах, пальцами объясняя разницу эпох на крохотном участочке сыгранного (можно было бы и побольше).



Рахманиновский зал
«Рахманиновский зал» на Яндекс.Фотках

Совершенно неправильно, что вся встреча истекала какими-то неловкостями, впрочем, легко преодолимыми, хотя и не сказать, что милыми.

Начать с того, что по случаю жары окна в зале были, разумеется, раскрыты, из-за чего в Рахманиновском зале стояла привычная для консерваторских коридоров и дворов, обладающих акустикой гораздо более лучшей, чем в подавляющем большинстве столичных концертных залов.

Особенно отчётливо слышно было разминку одинокой, но настырной трубу, чьи труды смешивались с переносом труб в дворике по соседству (ремонт МГК продолжается).

Но с этим справились. Некоторые окна закрыли, американцы играли так строго и сосредоточенно, что стягивали акустическое пространство зала в центр своего квинтета, откуда возвращали музыкальные обратно в зал уже очищенными и как бы облагороженными.

Хотя мобильные звонки (в Консерве! В святая святых! При распределении билетов сугубо среди своих?!) акустика Рахманиновского распространяла так же замечательно, как и музыку классиков; особенно один такой звонок, пришедшийся как раз на медленное затухание исполнения Моцарта, полностью его перекрывший секунды так на три-четыре.

Плешивенький мужичок в свитерке у окна в одном из последних рядов, судя по всему, из преподавателей, нисколько не смутился возмущённых оборачиваний и пшиков, остался до конца и вместе со всеми бурно аплодировал чикагцам после того, как концерт кончился.

При рассадке один из пюпитров то ли сломался, то ли накренился, рассыпав ноты по полу, его начали менять; хорошо (?!), что пюпитр полетел у музыканта русского происхождения – альтиста Альберта Игольникова, который учился в Ленинградской консерватории, а затем работал некоторое время под началом Мравинского.

После Моцарта и Брамса он обратился к аудитории с выношенным и прочувствованным спичем во славу русских музыкантов и их учителей, призвав присутствующих студентов множить вечную славу одной из лучших консерваторий мира.

Кроме этого, он выказал себя ещё и неформальным лидером квинтета, сообщив о собственном переложении вагнеровского опуса «Листок из альбома», который он разложил на сотоварищей по этому музыкальному микроколлективу.

Точнее сказать, Игольников перекладывал не самого Вагнера, но другое переложение, которое до него сделали для фортепиано и скрипки, он даже сказал кто это сделал (я не запомнил), и чтобы их не судили строго, поскольку это сочинение на публике они играют впервые.

Так что все, кто по своей воле оказался в этом зале (а неволить грех) можно поздравить с мировой премьерой, сыгранной несколько сыровато, но, тем не менее, с чувством, с толком и с расстановкой, которых у музыкантов такого уровня не отнять.

Рахманиновский зал
«Рахманиновский зал» на Яндекс.Фотках



Locations of visitors to this page


Рахманиновский зал
«Рахманиновский зал» на Яндекс.Фотках
Tags: музыка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments