paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Location:
  • Music:

Лондонский филармонический. Ростропович-Фест. Бетховен, Брамс


Кажется, только в первой половине весны концерты в БЗК начинаются когда за большими окнами, которые расположены над портретами композиторов, светится полноценный день, а заканчиваются, когда за окнами нагнетается мгла.

И музыка, особенно если свет включают только на сцене, а в зале и амфитеатрах висит полумгла, помогающая музыке лучше впитываться извилинами, в такие периоды ночного начала становится едва ли не видимой; едва ли не ощутимой, настолько очевидно она сгущается.

Фестиваль памяти Ростроповича (в этом году он проводится в третий раз) важен и интересен тем, что приглашая самых известных мировых исполнителей, помогает ощутить разницу между русским меломанским «ухом» и слухом [в данном случае] западным.

Я уже давно заметил, что образ жизни (мысли, общественный строй, уровень бытовой культуры) радикальным образом меняет восприятие не только интерпретаций, но даже и творчества некоторых музыкантов в целом. Дело даже не в том, что «с другого берега» музыка Шнитке и Шостаковича воспринимается не так, как там, где она была написана (разница эта понятна и ощутима), но даже и творчество различных музыкантов, на которых уважающий себя столичный меломан и сосредотачиваться-то никогда не станет (Денис Мацуев или Владимир Спиваков etc) умудряются проходить в европейских музыкальных столицах по рангу светлых и оптимистически заряженных харизматиков.

«Фонд Ростроповича» даже и не пытается соответствовать местным координатам качества, включая в программу «сливки сливок», без особого расчета на адаптацию – «кто хиппует, тот поймёт», схватит и оценит, как это и произошло в Лондонским филармоническим оркестром, выступавшим под руководством Владимира Юровского, который сам себе величина и контекст.


В первом отделении давали Пятый Бетховенский концерт для фортепиано с оркестром (солировал австрийский пианист Рудольф Бухбиндер), во втором – Четвёртую симфонию Брамса, включив, на полную мощь «Караяна» - этакую предельно залакированную интровертность, испускающую полностью управляемые лучи чётко дозированных эмоций.

Рассудочный, холодный профессионализм (аккуратные, вкрадчивые духовые; истончающиеся, на глазах пересыхающие ручейки струнных) оборачивается олимпийским спокойствием, оценить которое способен разум, но не сердце.

Разум, разумеется, все эти драгоценности и их филигранность оценивает, себе же самому объясняя, что, мол, вероятно, есть игра для проникновения под кожу (и любой советский интеллигент, хлебом его не корми, мазохистски любит расковыривать пласты неглубокого эмоционального залегания, пока, рано или поздно, не доберётся до кочерыжки бессознательного), а есть игра, похожая на посещение музея, в витрине которой выложены роскошные сокровища. Де, наблюдать наблюдай, любоваться любуйся, но руками не трогай.

Можно, конечно, совмещать выдающуюся технику и демонстративную отстранённость – примерно так, как это делает Борис Березовский, музицирующий как наш, истинно русский, пролетарий творческого труда, хотя и застёгнутый на все пуговицы западного лоска.

Хотя Березовский же играет это олимпийское спокойствие, тогда как внутри же у него всё клокочет и ревёт – на этом несовпадении внутреннего и внешнего (содержания и формы) многое в его выступлениях и построено.

Не то сегодняшние англичане, которых и застёгивать-то не нужно – сами по себе зашнурованы и осанку на автомате держат.
И пианист Рудольф Бухбиндер им под стать – там, где русская исполнительская школа начнёт захлёбываться избытком трагизма, разбрызгивая серебренные дорожки точно в последний раз, этот играет как молнию на куртке застёгивает; мастерски и виртуозно, серебренную, с добавлением платины, молнию.

Вот и Брамс начинался точно таким же, комфортным и обтекаемым, как и Бетховен; была в его исполнении некоторая странная, почти неуловимая неправильность (в хорошем, разумеется, смысле), когда сквозь весь этот лак начала проступать логика структуры, из-за чего Брамс освободился, кажется, от самых последних метафизических (и каких угодно) иллюзий.

Такое ощущение, что Владимир Юровский весь концерт не то, чтобы боролся с музыкантами Лондонского филармонического, но он точно отвлекал их, убаюкивал, зубы заговаривал для того, чтобы в финальной части Брамсовской Четвёртой добиться (выбить, выжать) именно то, что нужно было людям, заполнившим сегодня БЗК.

Часть эта, Allegro energico e passionato – Piu allegro начинается с беглого духового расклада (у Фуртвенглера он звучит, звучал в 1949 году точно “трубный зов»), дабы затем перейти к скрипичным пассажем этакого славянско-мадьярского прононса, неожиданно возникающим второй, что ли, темой.

Смычковые волны вырываются наружу как кудри из-под кепки, как если караяновский панцирь неожиданно хрустнул и, точно хвост креветки отделился от трепетного симфонического мяса, которое мгновенно вскипело и побежало, всё выжигая горючими слезами на своём пути.

Юровский развернул хамелеонистого Брамса, который от исполнительского настроя зависит больше, чем от своей подвижной, раздвижной сущности, едва ли не в сторону Малера, а то и Брукнера, заставив духовых не ощетиниться даже, но ощериться, наконец, нарушив олимпийскую благость.

И всё это мгновенно стало близким и родным, понятым и принятым, и мной и залом, так как вот эти заусеницы и сорванный ноготь – то, что нам надо; то, что мы любим.
То, что мы ищем, приходя в БЗК; то, что мы ждём.

И, кстати, очень интересно смотреть за развитием Владимира Юровского, который чем больше, чем чаще концертирует в России (руководит оркестром, дирижирует в Большом), тем пронзительнее и чётче сводит в единый поток два этих едва ли противоположных исполнительских направления – комфортное, комфортабельное европейское и неизбывно чувственное наше.

Юровский не приемлет компромиссов, не снижает планки качества ни в подборе программ, ни в работе с ГосОркестром, но, обкатываясь и приникая к «истокам», всё более и более проникается местным недоформулированным запросом на умные эмоции, отражающие нерв сегодняшнего московского хмурого утра, плавно переходящего в первый апрельский вечер.


Locations of visitors to this page
Tags: БЗК, фестивали
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments