paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Такое простое социальное предательство


Все эти дни, неожиданно для себя, много общался с университетским людом из собственного законченного прошлого: готовится книга памяти моего профессора Марка Иосифовича Бента, сначала Нина Михайловна Ворошнина написала о предварительном заказе, затем Вячеслав Владимирович Михнюкевич позвонили мне, уже конкретно заказать мемуар, потом, когда я его написал и дорабатывал, позвонила Алевтина Георгиевна, вдова Бента, во всю занятая мемориальными хлопотами (архив, книга, сайт).

Я и с ней проговорил какое-то время, подтвердив наблюдения Аллы Михеевой и некоторых других выпускников, бывших на похоронах в начале декабря и расстроившихся из-за того, как всё у нас вышло и выходит неправильно, неверно.

Постепенно наполняясь подробностями, картинка последних лет жизни Марка Иосифовича и его смерти, стала особенно объёмной и, оттого, особенно вопиющей.
Как бы это покорректнее высказаться то...

То, что Бента "съели", выжили с факультета, я знал ещё раньше, время от времени из Alma mater до меня доносились глуховатый ропот и какие-то совсем уже недоумённые вести, особой радости не вызывавшие, однако, то, что я узнал теперь меня просто повергло в тяжёлое расстройство.

Дело не только в том, что я учился у Бента в аспирантуре; дело в том, что Марк Иосифович был (и остаётся) для нашего неуютного, богозабытого края идеальным культурным героем.



Самодостаточная научная величина, известная и в столицах и за рубежом, лишённый суетности и сосредоточенный на исследованиях, совершенно не защищённый от мерзостей жизни, учёный, уровня которого в округе не наблюдается даже близко, был съеден своими коллегами, которые прекрасно понимали и понимают, что они делают (многие из них, считавшиеся многолетними знакомцами, как Удлер, например, и тот же [сосед по дому и друг семьи] Михнюкевич, Вячеслав Владимирович, даже не пришли на его похороны), но, несмотря на очевидную швондеровщину и шариковщину (поздравляю вас, дорогие мои преподаватели) не смогли удержаться от делёжки высвободившихся часов и прочих копеечных преференций.

Люди, которым всё равно, что читать, Устное Народное Творчество или Античку, сначала выдавили с факультета жену Бента, лекции которой я тоже слушал и уровень которой гораздо выше среднего по нашей больнице, а затем и самого Профессора, закрутив вокруг него и Учёного совета подленькие и липкие интрижки с защитами аспирантов на стороне.

Войдя во вкус и почувствовав безнаказанность и силу, глумились на старым человеком, изводили его, благородству противопоставив собственную низость, против которой, конечно же он ничего не мог поделать; точно мстя ему за собственные многолетние комплексы.

Все эти прорехи на человечестве, способные помыслить не дальше собственного носа, плохо себе представляют, что все эти годы Бент был эмблемой и едва ли не единственным оправданием этого факультета, ныне ставшего совершенно бессмысленным и никому, кроме них самих, не нужным; отчего участь его представляется мне всё более и более печальной.

Механической в своем угасании, совершенно безрадостной, поскольку нынешняя невостребованность гуманитарного знания, помноженная на внутригородскую конкуренцию факультетов, когда любое обстоятельство непосредственно отражается на количестве студентов и их качестве... короче, не завидую я им, ох, не завидую.

Ведь это всё происходило не в коммунальной квартире; не на колхозном рынке с участием продавцов зелени и мяса; это карнавал, сплошь состоит из кандидатов наук и кандидаток, занимающихся изучением и преподаванием Достоевского и Андрея Белого, людей, казалось бы, тонких и профессионально организованных!

И это на фоне ритуальных восклицаний и заклинаний о необходимости повышения культурного уровня (университета, города, страны) и важности безусловных культурных величин и авторитетов.
Факультет ел поедом и съел, равнодушный город-миллионник, "крупный промышленный и научный центр" съел, не заметив, отряхнул свежий прах с колен и отправился проводить "дорожную революцию" дальше.

Таково моё частное мнение, да, это очень даже типичная челябинская история.
И, к сожалению, очень российская: ведь вся Россия - наш сад.


Locations of visitors to this page
Tags: Челябинск, дни, прошлое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments