paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Вавилонское смещение


Сегодня мне медитацию обломали.
Перед иголками, согласно расписанию, я прошёл к доктору Ли на сеанс бесплатной (ибо повторный, после семи процедур иглоукалывания) диагностики.

Захожу в кабинет, как в самый первый раз, сидит дежурная терапевт, переводчица, секретарь на ноутом и дедушка, который хоть и китаец, но на доктора Ли мало похож. Хотя бы возрастом.

Поначалу решил, что, вероятно, так и нужно, однако по тому, как дедушка уставился в мои бумаги (на одной из них Ли записал иероглифами рецепты травяных отваров, на другой – районы иглоукалывания) было видно, что ему не очень понятно что со мной делать.

Он так долго (даже дольше, чем нужно) рассматривал иероглифы из истории болезни, каждый проговаривал про себя и выговаривал вслух, словно бы пробуя на вкус и прочие качественные характеристики, что терапевт заволновалась и подошла ко мне измерить давление (хоть шерсти клок).

Пользуясь тем, что дедушка ничего не понимает по-русски, прямым текстом говорю:
- Милые барышни, может быть, мы не будем заниматься профанацией, а перенесём приём на время доктора Ли, который, всё-таки чуть больше знает о моём недуге, нежели этот милый дедушка…

- Что вы, что вы, - говорит терапевт, вытаскивая из ушей затычки стетоскопа (когда я пришёл в первый раз она мне сказала, что очень уж е моя фамилия знакома), – этот дедушка занимается врачеванием вот уже в третьем поколении, однако, если вы хотели попасть к доктору Ли то почему пришли во второй половине дня?

- Пришёл так, как мне сказали на рецепции, где, видимо, решили совместить по времени иглоукалывание и диагностику. Вот и весь сказ.

- Значит, они там что-то напутали. Давайте переиграем.

- Спасибо.
Ну и пошёл мимо рецепции к Яну на иголки сдаваться.
Барышня за стойкой мне говорит, что, мол, надо записаться к доктору Ли на приём, когда вам удобно?

«Когда вам удобно?» Из всего мирового репертуара сферы обслуживания чердачинский обслуживающий персонал закрепил в лобных долях только эту формулу, на деле лишённую какого бы то ни было содержания.

Потому что дальше я сказал, что мне удобно завтра (нет, только 27-го), во второй половине дня? (нет, разумеется, в первой).

Когда и как мне удобно никого не интересует. Но за стойкой обычно находится четыре-пять работниц в розовых халатах (+ постоянно вальсирующая техничка с лентяйкой и гардеробщица), а это значит, что посетители должны ходить сюда как можно больше. И как можно чаще.
Придираюсь?



Седьмая процедура. В очках
«Седьмая процедура. В очках» на Яндекс.Фотках

Перед тем, как вколоть первую игру, Ян начал осматривать левую часть моего лица и что-то тараторить.
Переводчика, разумеется, не было; пришлось отворить дверь палаты (№6) и крикнуть в пространство, чтобы кто-нибудь подошёл, перевёл.
Медсестра Лена, обычно вытаскивающая после Яна иголки, прошелестела по коридору в бахилах, точно на коньках, мимо и сказала, что надо немного подождать.
И пока мы с Яном ждали, он что-то говорил и говорил…

Потом пришла переводчица, да не одна, а с каким-то дяденькой, который затем представился Сергеем Андреевичем, который взял мои бумаги и сказал, что фамилия у меня очень редкая, но известная.
Я даже не стал принимать его вопрос на свой счёт, поскольку в Чердачинске постоянно сталкиваюсь с тем, что услышав мою фамилию, многие медики сразу спрашивают кем мне приходится Владимир Фавельевич.

- Отцом.
- Ты знаешь, Ян, - через переводчика обратился Сергей Андреевич (вообще-то, я сначала, несмотря на белый халат, я его за пациента принял) - отец этого прекрасного юноши – известный на всю Россию врач, профессор…

После чего (или мне показалось?) Ян начал вставлять мне иголки особенно яростно.
Вероятно, как имеющему заочное, но, тем не менее, непосредственное отношение к медицинской науке.
Или он места уколов сместить решил, чтобы всё время в одну и ту же точку не бить, то ли решил лечение ускорить, но сегодня иглы жалили особенно болезненно – если обычно Ян вставляет иглы в нерв как саблю в ножны, то сегодня он как бы прокалывал мне мышцы, из-за чего боль была примерно такой же, как если бы я прикусил скулу и она воспалилась.

- Вообще-то, Ян говорит, - вступила переводчица, - что прогресс, извините за каламбур, на лицо. Хотя, конечно, если бы вы параллельно принимали выписанные вам травки, выздоровление ускорилось бы…

- Извините, но для меня 15 тысяч – это, всё-таки, большие деньги…

- Я понимаю, - Сергей Андреевич принял удар на себя («главврач», прочитал я на кармашке его халата), выказав удивительную осведомлённость в моём деле, - но травы лечат точечно и изнутри. Хотя, конечно, это дорого. Но вот вы же пойдёте к доктору Ли и, возможно, он выпишет вам фитолечение тысячи на три-четыре…

- Ян спрашивает, что ещё беспокоит? – Уточняет переводчица.
Да, говорю, хорошо, что глаз потихонечку приходит в норму, хотя язык, с онемения которого всё началось за два дня до перекоса, как был нечувствительным, так таким и остался.

Только, пожалуйста, - добавляю, - вы Яну этого не переводите, так как в прошлый раз, когда я ему про язык сказал, он мне иглу в подбородок снизу, от шеи воткнул, да так, что я чуть было на стенку не полез.

Однако, переводчица, как и положено профессиональному толмачу, не очень вникает в то, что переводит, поэтому мои слова она на автомате передала Яну, который тут же схватил особенно длинную спицу и вот уже мажет ваткой мне место под нижней челюстью…

…затем втыкает иглу по самую рукоятку, так что интерес (и даже, не побоюсь этого слова, любопытство) опережают боль и страх – кажется, что острый кончик спицы, пройдя сквозь корень языка («курятина на шпажке», уже мелькает мыслеобраз) оцарапает внутренние стенки нёба, а это может вызвать нагноение –

- то есть, вот как быстро, оказывается, мысль летит; опережая страх, опережая боль, несётся, пришпоренная, на всех порах по замкнутому кругу кровеносной системы, ещё более ускоряясь от самозавода.

Так что даже непонятно, что же «важнее» для «деланья» боли – мышечные спазмы или сила мысли?
Ян сделал дело, да исчез, а Сергей Андреевич остался. Про отца расспросил, да про бахилы рассказал, что берут они самые крепкие, а всё равно протекающие. Но зато одноразовые.

Ну, я тоже, не будь дурак, про клинику расспросил, да про излечение.
На что мне главврач уточнил у Яна, что иглоукалывание и без фитотерапии вполне может быть действенным, однако, с травками-то, всё же, оно поскорее будет.

И мы ещё проговорили минут пять, потом Сергей Андреевич ушёл, однако, маска светского общения, которая из ничего возникает в одно мгновение, медитации никак не способствует.

Так что оставшуюся часть процедуры я просидел непроницаемым для токов болванчиком, без какого бы то ни было внутреннего приключения.

Но, зато когда на улицу вышел (на перекрёстке, возле трамвайной остановки) висит огромный, этажей в пять портрет Зюганова, похожий на афишу экспрессионистского фильма ужасов) меня не обожгло контрастом как все прошлые разы.

Locations of visitors to this page
Tags: Челябинск, дни
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments