paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

В минус тридцать четыре


Мороз кажется чем-то вроде идеального проводника, приступа отсутствия всего, что только можно - жизни в воздухе, болезнетворных бактерий; даже запах в заполярном нашем холоде истончается и становится ломким, точно сухой волос или высохший травяной лист, сжавшийся до состояния пергамента.

Про мороз думаешь, что он очищает поляну для чистых и прямых интенций, действует, точно трансцендентальная редукция, точно отмороженный Гуссерль с красным кончиком носа, но, на самом деле, это не так и то, что щиплет кожу - один сплошной распад от начала до конца, причём в каждой точке пространства.
Эти точки, которые теперь везде, всюду, собственно, и режут наждаком щёки, пока над городом и посёлком зависает гусиная, скинутая обожжённым январём, кожица.

Почему над посёлком такой туман, спрашиваю маму...
...мама отвечает, что земля продолжает промерзать, то есть, отдаёт последнее тепло, которое поднимается вверх, мирволя зыбкости и болезненной нечёткости, точно мир вокруг - слегка под димедролом; то есть, это когда тебе кажется, что ты не сам идёшь, укутанный ватным сиянием, но, на самом деле, тебя ведут под белы рученьки, поддерживая под локоток (и как бы немного приподнимая над поверхностью, как если ты всё время то ли на цыпочках, то ли на цырлах).
Ну, да, металлическая пыльца в горле.

И в голосе и в термосе; день не разгорается, но тлеет, лучинной с самого конца начала, отпечатывая на накрахмаленном снегу разводы телесной тесноты - точно на простыне, на постельном белье, смятом при нечаянном пробуждении от отцовского будильника за стеной.
Я ведь каждое утро провожаю его, точно так же, как тогда, когда утром [если, конечно, это утро, а не противовоздушное затемнение или затмение] было на десять градусов теплее.

Отходы металлопроката, техногенных производств, наливаются [словно грудь снегиря] равнодушной независимостью от людей, сидящих в домах и квартирах, точно в банках с закрученными крышками и похожие на болезнь, на резкую простуду. На воспаление - тот же температурный контур, тот же дискурс недомогания, то же подёргивание века, когда совершенно, вроде, неважно, в плюс оно там, за окном, или, всё-таки, в минус.

Бумага Стекло-то всё стерпит.
Tags: Челябинск, зима, пришвин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment