paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Бент умер


Марк Иосифович Бент, самый известный чердачинский литературовед и переводчик, как теперь принято говорить, самодостаточная культурная, культовая величина, любимчик студентов, которые его побаивались, заклёванный своими менее талантливыми и одарёнными коллегами, стоявший у основания филологического факультета ЧелГу, мой первый и последний научный руководитель, потакавший моим филологическим слабостям, один из лучших специалистов по Гёте и лучший по Клейсту (вот ведь задача - полжизни отмазывать писателя от клейма "реакционный романтик") умер сегодня...

...жил возле университетской общаги и пустыря, на котором всё должны были начинать строить университетский городок, да всё так не начинали и не начинали), окна в окна в двухкомнатной квартире; когда я попал впервые к нему домой (аспиранту положено), то поразился аскетизму не квартиры, но кельи, на стенах которой вообще ничего, кроме пары чёрно-белых эстампов и книг, не было.

Тихо-тихо говоривший, из-за чего слушали его особенно внимательно, прекрасно прочитавший нам античку и барокко, а натурализм-реализм отхалтуривший пересказами,был светлым, незлобливым человеком, настолько джентельменистым, насколько это позволяли ростовское происхождение и чердачинская прописка.

Сибарит, много о себе понимавший. Отрывавшийся лишь в Германии, куда его постоянно звали читать лекции...
Первый в моей жизни кого помню с шейным шёлковым платком и большими чуткими ушами, сдержанный и остроумный; кажется, он гордился мной и называл учеником, хотя, что я за ученик-то такой?

Подвёл я его, конечно, немного...

...действительно, мудрый, умудрявшийся быть самым честным даже в тухлые советские времена; игравший свою игру, а не общественную, чужую; способный сделать много больше, чем сделал, так как большую часть жизни отстреливался да окапывался; а когда пришла "свобода" сил ни на что уже практически не оставалось; воспринял ЧелГу как последнюю пристань, да так, значит, оно и вышло.


Все студенты боялись его "карточек", на которые он заставлял выписывать имена и фамилии литературных персонажей из списка обязательной литературы.
На экзамене требовал описание щита Ахиллеса, был из тех евреев, которых уважают и ценят даже самые лупоглазые антисемиты; любил ввернуть в лекции иноязычную цитатку, помню как кто-то из бывших рабфаковцев поражался: "Он тебе и по-немецки, он тебе и по-французски, и тут же на латыни..."

Первую свою сессию ему я чуть не завалил, так как не до учёбы же мне совершенно было, первая любовь и всё такое.
Помню, что пришёл под конец консультации за день до экзамена, а Бент рассказывает про ирландские саги, мол, чем-то они напоминают модернистское письмо.

Услышав знакомое слово, я тут же уточнил в чём этот модернизм проявляется.
Марк Иосифович как всегда меланхолично растянул гласные, мол, как у Хемингуэя... телеграфный стиль... всё в подтексте...
На следующий день, по закону подлости, мне, разумеется, попал билет по исландские саги.
И единственное что я мог про них сказать я написал уже двумя строчками выше.
Бент хмыкнул и пожал плечами, а я ему говорю (так как человеком был тогда самым что ни на есть непосредственным):
- Марк Иосифович, а мне нельзя тройку получать.
- Это почему же? - Он даже оторопел от такой наглости.
- Потому что меня папа в Москву на каникулы не отпустит. Он сказал, что если я сдам сессию без троек, то он мне оплатит дорогу до столицы (а у меня туда как раз первая любовь намылилась - к подруге на Рязанский-то на проспект).
От такой наглости Бент оторопел ещё больше.
И позволил мне тянуть второй билет, а четвёрку в зачётке нарисовал просто так.

А потом мы с ним подружились.
А когда умер Сахаров я в нём едва ли не разочаровался - узнав скорбную весть, накануне, я примчался в универ с жаждой мести и жизненной необходимостью широкого общественного жеста (раньше я себе позволял подобное), а первая пара - Бентовская. Лекция у всего потока и все (ну, или только я один), затаив дыхание ждал, что Учитель скажет о Главном Советском Святом.
А он ничего не сказал, просто начал лекцию, хотя по умным глазам его видно было, что о смерти знает и многое понимает, но как собака - только вот ничего не говорит.
Я тогда на него обиделся - и точно собака, зато сейчас понимаю как же правильно он поступил. Мудро. Единственно верно.
Это раньше я думал, что все устроены одинаково и что все, как один...
Это я раньше был уверен в необходимости широких, едва ли не театральных жестов...

...Летом же меня кольнуло предчувствием, что не всё в порядке, и вот теперь мама в асю написала, что Бент умер.
Многим ему обязан [из-за него, собственно, и пошёл в аспирантуру когда-то; из-за него же и не стал защищаться - Бент меня благословил на незащиту...], причём не только я.
Очень даже многие.

Для города это большая, невосполнимая потеря, которую, впрочем, "промышленный и культурный центр", скорее всего, и не заметит.
Пустырь, рядом с девятиэтажкой, куда скопом заселили всю нашу гуманитраную профессуру, разросся и зарос, умного городка, да с ботаническим садом на нём как не было, так и нет, эх.

Вечная память.

12:36, 8 ноября 2007

Марк Бент: «Мы стали свободными людьми…»


Марк Бент: «Мы стали свободными людьми…»

Имя профессора Марка Иосифовича Бента хорошо известно среди специалистов по немецкой литературе. Исследователь творчества Гете и романтиков, Марк Бент написал более 150 фундаментальных работ по истории и проблемам немецкой, английской, французской и американской литературы. Подробнее…

все новости




Locations of visitors to this page
Tags: некрологи, прошлое
Subscribe

  • Москва - Париж

    Лампа в фойе Зала Чайковского, модель скульптуры "Рабочий и колхозница" в Третьяковке на Крымском валу; крыша музея Д'Орсе и Ника…

  • Ещё о скульптуре

    Фонтан Стравинского работы Тэнгли и мастерская Бранкузи, восстановленная возле Бобура и превращённая в застеклённый инвайромент - пример…

  • Лувр. Рука Победы

    Венеру Милосскую выставили после реставрации совсем недавно; но вокруг неё постоянная непробиваемая толпа, как у Джоконды. Туристы слепо…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments

  • Москва - Париж

    Лампа в фойе Зала Чайковского, модель скульптуры "Рабочий и колхозница" в Третьяковке на Крымском валу; крыша музея Д'Орсе и Ника…

  • Ещё о скульптуре

    Фонтан Стравинского работы Тэнгли и мастерская Бранкузи, восстановленная возле Бобура и превращённая в застеклённый инвайромент - пример…

  • Лувр. Рука Победы

    Венеру Милосскую выставили после реставрации совсем недавно; но вокруг неё постоянная непробиваемая толпа, как у Джоконды. Туристы слепо…