paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Стравинский, Рахманинов. Юбилейный концерт ГАСО. Дирижёр В. Юровский. БЗК


Лотерею входных билетов <то, куда тебя посадят филармонические девушки, Таня или Света> надо воспринимать с благодарностью, как данность - неважно где тебя на этот раз посадили, важно что ты занимаешь собственное место и не принимаешь на себя чужую карму.

Тем более, что мне кажется: после ремонта БЗК, ставший в первые мои московские годы зимним домом, переменился лично ко мне, уж не знаю почему и чем я развернул его в иную сторону.
Вероятно, я мнителен или же это вопрос удобства и привычки, но в КЗЧ вписаться в полный зал и найти себе, ну, хотя бы ступеньки, мне проще.

Да, и ступенек в БЗК, кстати, тоже нет.

На прошлом концерте в БЗК меня посадили на двойные места; теперь же выписали пригласительный на место, которого не оказалось в зале; перед самым концертом пришлось срочно менять место; так я оказался на левом балконе, едва ли не возле самой осветительской ложи.

Слышимость оттуда замечательная, хотя баланс, по вполне понятным причинам, смещён (после антракта я пересел в партер и рахманиновские "Симфонические танцы" слушал уже в режиме долби-стерео.

Но зато сверху можно было партизанить за тем, как внизу сидят и слушают музыку знакомые лица - на генеральских местах композитор Чайковский, ректор Соколов и Митя Черняков; попы в ложе; музыкальные критики один рядом с другим - Морозов, Бирюкова, Поспелов, Ходнев и Бедерова (рядом с ними было одно пустое место, но я не повёлся), а филармоническая тусовка - кто где смог место обрести, а так же Илюша Овчинников со своим легендарным блокнотом.

И все они, и не они, люди, точнее, их разноцветные одежды, совсем как в инсталляциях Болтански, точно размазаны, таков уж ракурс, по паркету; точно музыка катит в своей колеснице поверх распростёртых разноцветных волн, каждая из которых застыла в собственной тональности.


Рахманинов и Стравинский
«Рахманинов и Стравинский» на Яндекс.Фотках

Так подробно пишу об этом, поскольку...

Ну вот недавно встретил в ЖЖ мнение, что я пишу не о музыке, но тогда о чём? Ведь вне меня музыки не существуют; я сам резонатор и живая дека, внутри которых ютятся и устраиваются вибрации.
И оттого где я сижу и как я себя чувствую (что думаю то и слышу) зависит восприятие исполнения и исполнителей.

Внешние обстоятельства неотделимо накладываются на внутренние и странно делать вид, что в описании внутреннего кино я пытаюсь достигать объективной передачи звучания.
Единственное, что я могу гарантировать - точность собственных ощущений, которые постоянно фиксирую и всячески пестую.

Но для того, чтобы всё это было интересно не только мне, пропишу контекст: в БЗК я попал на юбилейный концерт Оркестра имени Светланова (ему 75), посвящённый так же памяти Светланова и первый концерт с дирижёром Владимиром Юровским в качестве нового главного дирижёра.
То есть, это был первое выступление светлановцев после снятия Марка Горенштейна.

Рахманинов и Стравинский
«Рахманинов и Стравинский» на Яндекс.Фотках

Нужно сказать, что в этом сезоне Владимир Юровский вполне может претендовать на звание главного и самого интересного музыканта.
Юровский творит чудеса с оркестром Большого театра в "Руслане и Людмиле", бисирует Веберном с камерным оркестром Musica Viva, а так же заменяет заболевшего дирижёра, успевая полноценно подготовить и феноменально сыграть с РНО Четвёртую Шостаковича.

Вполне можно составить представление о дирижёрской манере Юровского, сдержанной и умной (для московской публики Юровский интеллектуальнее, чем нужно), апеллирующей в первую очередь к разуму, а не к чувствам, из-за чего, порой, может показаться, что дирижёр намеренно придерживает "эмоцию".
Причём, делает это не так, как Плетнёв, но по своему, добиваясь особенной прозрачности исполнения и предельной чёткости, будто бы разглаживающей сложные места, делая их понятными и послушными.

Кажется, что в случае с опытом Юровского имеет место быть синдром "обратной перспективы", когда понимание и пристрастие к сложной модернистской музыке позволяет подступаться и разбирать самые головокружительные страницы классических партитур.

Рахманинов и Стравинский
«Рахманинов и Стравинский» на Яндекс.Фотках

И наоборот - сюита из "Жар-птицы" Стравинского (вариант 1919 года), которой открывали юбилейный концерт, прозвучала, с одной стороны, как совсем недавно написанное произведение (у "Жар-птицы" странное свойство - чем больше слушаешь, тем больше хочется свежее она кажется), но, с другой, несмотря на постоянную смену темпов и "ракурсов" опус Игоря Фёдоровича играли так, будто это "Щелкунчик" или же "Лебединое озеро" (те, кто недавно слушал плетнёвскую сюиту из этого балета знает какими визионерски сумрачными и величавыми могут оказаться самые знакомые мелодии и отрывки).

Мы слышали самых разных "Жар-птиц", от предельно эмоциональных до намеренно путанных; светлановские оркестранты вместе с Юровским показали весьма фактурную "Жар-птицу", предельно тщательной выделки, на изысканной поверхности которой то там, то здесь вспыхивали разноцветные драгоценные камни и бриллианты.

Рахманинов и Стравинский
«Рахманинов и Стравинский» на Яндекс.Фотках

Во втором отделении давали "Симфонические танцы" Рахманинова, превосходно срифмовавшиеся с сочинением Стравинского - та же самая новаторская простота/сложность, слегка затянутая в третьей части, выступила другим вариантом модернистской правды.
Рахманинова начали мощно и наступательно, провели первую часть на одном дыхании, вторая часть добирала и добрала остатки энергетики первой, третья слегка провисла, но к финалу ГАСО собрался и выдал мощную концовку.

Вот что важно: Стравинского отработали как цельное высказывание одной единственной, большой мысли [ну или дыхания] и это вышло главным сочинением концерта, после которого можно было и не продолжать; тогда как на итоговую трилогию Рахманинова дыхания не хватило.
Ну, или же мысли Сергея Васильевича оказались хотя и такими же кудреватыми, но гораздо менее протяжёнными.
И Вышло их не так чтобы много.

Рахманинов и Стравинский
«Рахманинов и Стравинский» на Яндекс.Фотках

Исполнение "Жар-птицы" и "Симфонических танцев", устроенных по принципу субъективного лабиринта, соотносились как понятия "волшебное" и "сказочное", что, несмотря на тонкую семантическую разницу обладают, тем не менее, вполне осязаемыми показаниями, которые нужно уметь выбрать под своё настроение.
Ибо я даже не знаю, что лучше - "сказочное" и "волшебное"; ну, когда как.

Оркестр, кстати (очень кстати) превосходный, внимательный и чуткий, с одной стороны, сохраняющий верность светлановским традициям (играть в дискурсе как бы предельной объективности), но, с другой, с удовольствием и интересом следующий за Владимиром, которому музыкнты <и это видно> всецело доверяют.
Так что химия между коллективом и дирижёром состоялась, искра проскочила, теперь кажется, что иначе и быть не могло.


Locations of visitors to this page


Рахманинов и Стравинский
«Рахманинов и Стравинский» на Яндекс.Фотках

Между двумя этими разноцветными перламутровыми створками, так же, разместились два второстепенных опуса - "Поэма для скрипки с оркестром" Эрнеста Шоссона и "Цыганка" Мориса Равеля, в которых сольную партию исполнила аккуратная немецкая скрипачка Юлия Фишер.
Сопоставление Стравинского с Шоссоном и Равелем вышло не в пользу европейцев, сразу стала очевидной разница между первоклассной музыкой и просто хорошей, но не слишком обязательной.
Хотя и исполненной с превосходным чувством такта и стиля, уместным и ничем не напрягшим, но ведь [после энергетически затратных балетных эскапад] и расслабившим и погрузившим слушателей в сон, если и не золотой, то серебренный уж точно.
Tags: БЗК, физиология музыки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments