paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Дневник читателя. Л. Даррелл "Маунтолив"


Дочитывая третью часть "Александрийского квартета", заходящего с уже известным по "Жюстине" и "Бальтазару" событиям с новой стороны, я подумал, что эта серия романов, с ансамблем героев, переходящих из части в часть с постоянным развитием внутренней интриги, могла бы идеально лечь в основу ежевечернего театрального проекта, наподобие "Берега Утопии", поставленного в РАМТе.

А ещё это удачный сценарий фильма, наподобие "Под покровом небес" Бертолуччи (снятого по фильму П. Боулза), где любовная история развивается на фоне экзотических декораций; где психологические нюансы прерывают эффектные, хотя и слегка затянутые, сцены африканских нравов.

Историю человеческих отношений, завязанную в тугие, и с каждой новой частью во всё более тугие узлы, можно было бы тогда ходить смотреть четыре дня подряд.
А то в течении одного дня, методом погружения <то, как я люблю>, с утра до вечера.

Дело в том, что события и обстоятельства, придуманные и детально [последовательно] воплощённые Дарреллом почти без напряжения (но хотя и с поправкой на разницу климатического темперамента) на нынешние московские нравы: "...аморален насквозь как египтянин..."
А ещё, эта книга, где все пишут друг другу письма и донесения, затем читают их по кругу, напоминает недавний "Письмовник" Михаила Шишкина, как очевиднейший источник его вдохновения.



Связь всего [всех] со всеми, вот что оказывается важнее всего в момент, когда камера отъезжает окончательно на уровень общественно-мирового контекста (англичане а Африке, копты в Палестине).
Отдельная глава посвящена жизни Маунтлива в Москве, который в начале романа - любовник Лейлы, матери Нессима и Назима, затем - рядовой дипломат с заснеженной Софийской набережной, а затем руководитель египетского посольства в Александрии, узнающий о политическом заговоре, который, собственно, и обеспечивал мотивациями события (в том числе и сугубо любовные) в первых двух книгах.

Первая рассказывает о романе <любовной связи> писателя Дарли (он же рассказчик) с Жюстиной, женой Нессима; вторая объясняет, что Жюстина встречалась с Дарли для прикрытия своей связи с другим писателем - Персоурдена (коллеги Маунтлива); в третьем томе выясняется, что Жюстина никого [мужа] не предавала, а любила любовников <всех> "по предварительному сговору" с хитроумным мужем.

Не очень понятно какой эффект возникает в пересказе, ибо события всех трёх книг наслаиваются друг на друга, смешивая разные сюжетные слои в едином пространстве, точно все они происходят одномоментно.
Как на карусели. Уф.

Одни и те же личности и личные отношения оказываются, таким образом, совершенно неисчерпаемым; достаточно чуть-чуть сдвинуть ракурс. Или фокус.
Сколько у человека лиц? Столько же сколько у города.
А сколько у человека этажей и реинкарнаций?
То-то же.

Под небом голубым есть город золотой...
Разрозненные волевые и когнитвные акты Даррелл увязывает в единое целое; в единые, философски обоснованные "поля тяготений".
Не случайно самые важные персонажи здесь - художники и литераторы: его интересует всевластие художника, способного объединить и обобщить в своей голове многогранный образ мира, а, главное, уметь передать этот образ, сделав осязаемым (герои Даррелла действуют и объясняются столь убедительно, что ты их видишь внутренним взором, изнутри понимаешь логику поступков), ибо таких же точно понимающих тонкие материи - вагоны, а вот способных передавать полноту мира в текстах - единицы.

Один роман - один жанр, одна смерть. Точнее, смертей больше, но если брать главных персонажей...
В финале "Маунтолива" убивают Назима, в "Жюстине" умирает Мантисса, в "Бальтазаре" события крутятся вокруг самоубийства Персоудена, становящегося одним из главных героев уже в третьей части, обнажающей подлинные мотивы событий.

Так камера, отъезжающая всё дальше и дальше от места действия, позволяет включить в себя больший угол обзора, в корне меняющий [меняя] впечатление от увиденного.
Чреда крупных планов меняется на длительную панораму, уменьшающих человеческие фигурки и делающих, на детально прописанном историческом фоне, знакомые лица едва ли различимыми.


Locations of visitors to this page



Жюстина: http://paslen.livejournal.com/1191023.html
"Бальтазар": http://paslen.livejournal.com/1193197.html
Tags: дневник читателя, проза
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments