paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Дневник читателя. Переписка Аксёновых с Мессерером и Ахмадулиной


Без особого удовольствия, но с интересом (если я читаю "простые" эпистолярные памятники, типа писем А.А. Смирнова или дневников Л. В. Шапориной, то почему бы не ознакомится с перепиской "звёзд"?) прочитал переписку Василия и Майи Аксёновых с Борисом Мессерером и Беллой Ахмадулиной, хотя не уверен, что письма эти следовало бы публиковать так быстро; понятно, что похоронив возлюбленную, Мессерер таким образом оплакивает её и избывает траур, но...

Причём, почему-то, обиднее <слово "обида" здесь совершенно неточное, надо бы употребить нечто близкое к "недоумению"> всего не за живых [они могут ответить], но за ушедших, причём не самых своих любимых, мягко говоря, покойников, типа Окуджавы, которого Аксёнов упрекает в предельном эгоизме. Или за Бродского, которого он сравнивает с "провинциальным поцем", завидуя его дружбе с Сюзан Зонтаг.

Новой информации мало [принципиально новой нет вовсе], да это и не информация вовсе, но, скорее, образный пепел эпохи, полустёртый и заранее перегорелый - как плохо сохранившаяся фотодокументация перформанса.

При том, что нет ощущения неловкости за чтение чужих бумаг, как это обычно бывает с опубликованными письмами - хотя бы и пушкинскими, чеховскими или, хотя бы, блоковскими.
Те то, может быть, конечно, о себе и думали нечто такое, но, тем не менее, ещё могли отделять литературу (внешнее) от просто жизни, оставаясь какими-то своими долями частными людьми.


Письма Аксёновых и Мессереров демонстративно публичны и знают о том, что они будут напечатаны; знают и, оттого, лгут.
Себе лгут, гуляя вкруг себя, рассматривая(сь) со стороны. Хорошо, Не врут, но лукавят.

Хотя ближе всех к себе здесь, разумеется, насквозь литературная Ахмадулина, чьи письма похожи по духу и слогу (по дискурсу, по степени открытости и откровенности) на её стихи; или, точнее, стихи приучили к такому стилю изречения, которые теперь опознаются в письмах и не удивляют.
Оттого и ближе.

Даже когда, козырной своей рассыпающейся интонацией, точно всё из рук валится, она просит о джинсах и заграничных валенках. Имеет право.
Аксёнов дотошно перечисляет все свои успехи и, в особенности перемещения, если Мессереры едут в Ферапонтов монастырь, то американская фракция шлёт открытки с фешенебельных курортов, не переставая злословить в адрес коллег.
Солж. Евтушенко. Вознесенский; точно снова читаешь пожелтевшую "Литературку" четвертьвековой давности - а у меня нет ни ностальгии, ни почтения ни к газетам, ни к куплетам.

Отрезвляющее чтение, заставляющее по новому посмотреть на себя и то, что ты сам делаешь, как самого себя и своё профессиональное окружение мыслишь.
Правильнее всего было бы вообще уйти от окружения и просто жить.
Жить и писать тексты, благо, блоги и боги, нынешние боги позволяют.
И не бронзоветь, "живым и только", вот как Женя Попов -пионерам всем пример.

Переросшие свои тексты большие и высокие личности, под прессом времени и судьбы перестроившие (переродившие) себя в персонажей - героев эпохи несовершенных и самозарождающихся медиа (Аксёнов по-пижонски упоминает об "университетском компьютере" в письме чуть ли не 1980-го года).
И я их, разумеется, не сужаю и не сужу, но лишь констатирую впечатление от чтений.

Желания перечитать стихи или, тем более, романы не возникло.
А вот фотоальбом остановленного и застывшего навсегда (засахаренного) времени я бы полистал.
Не фильм или видео, но именно фотографии, лучше всего отражающие.
Какое счастье, что про наше время никаких прицельных мемуаров уже не будет.
А если будет то они мало кому окажутся нужны.


Locations of visitors to this page


"Парикмахер Лимонов в нежном возрасте 40 с чем-то лет изображает юного ниспровергателя эмигрантской словесности, с ним заодно такой Леша Цветков свергает Ахматову, а в Израиле пышет злобой Милославский, из крепостных евреев князей Милославских..."

"Совпадение, конечно, случайное, но и Шкляревского мне легче понять, а вот Окуджава, который все обстоятельства прекрасно знал, лишний раз поражает ослепительнейшим эгоизмом..."

"Кстати, о “Литгазете”. Давно уж с такой мерзостью, как никарагуанские мемуары Е.Е. (Евгений Евтушенко – прим. Б.М.), не сталкивался. Он все еще за свободу, оказывается, борется, гипертрофированный пошляк..."

"Больше всего, однако, это касается Бродского, который ведет себя в Нью-Йорке как дорвавшийся до славы местечковый поц. Он хвалит Сюзан Гутентаг, а та его “крупнейшим из крупнейших”, но если бы только это – он лицемерит на каждом шагу и делает массу гадостей и Саше Соколову, и Копелевым, и другим, не говоря уже обо мне..."
Tags: дневник читателя, нонфикшн, письма, цитаты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments