paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

"Нота". Фильм Олега Дормана о Рудольфе Баршае


В Камерном зале филармонии давали пресс-конференцию к завтрашнему концерту памяти Рудольфа Баршая и премьеру только что законченного фильма о Баршае, снятого Олегом Дорманом за два месяца до смерти музыканта.

Перед началом Дорман рассказал, что ехал в Швейцарию, где Баршай жил, эмигрировав из СССР "для того, чтобы играть музыку Локшина" (а так же Шёнберга и Стравинского) для прикидки натуры - "Ноту" должен был снимать великий Юсов, который, между прочим, снял и минималистский "Подстрочник", но увидел в каком музыкант состоянии, понял, что другой возможности снять Рудольфа Борисовича больше не будет, начал снимать сам.
Успел.

Привычные фотографии (Баршай и Шостакович, Баршай и Рихтер, Московский камерный оркестр) Рудольфа Борисовича изображают элегантного и мощного красавца с вздёрнутым подбородком. Любимца женщин. Обязательный фрак, бабочка.
Дорман снимал слабого, седого, угасающего человека, в котором почти невозможно узнать холёного и рафинированного красавца, но которого, при этом, сложно назвать стариком - так сильно горят у него глаза.
Особенно когда Баршай говорит о музыке.

Жил только для музыки, горел ею, всё в его жизни было связано с "движениями души" (так он определил музыку как природный феномен) с тех пор как в детстве он услышал "Лунную сонату", которая пробудила в нём любовь к звукам; музыка преследовала, снилась, стала его детским (а после юношеским и, далее со всеми остановками, вплоть до старости) наваждением; его главным и едва ли не единственным счастьем.

При этом, главными задачами своей жизни (которые он смог осуществить только в эмиграции) стали реконструкция Десятой симфонии Малера и окончание баховского "Искусства фуги", прерванного смертью композитора.


Два этих "проекта" Дорман, скромный и подтянутый парень, при этом говорящий весьма уверенно как человек знающий цену себе и своей деятельности, положил в основу документального фильма на полтора, что ли, часа.
К реконструкции Малера и Баха рассказ Баршая, взятый крупным планом, постоянно возвращается, чередуя музыковедение с основными периодами своей жизни.

Его рассказы перебиваются швейцарскими пейзажами - деревенскими ландшафтами, домашними интерьерами (Рудольф Борисович сидит у окна рядом с большим настенным рисунком, изображающим Чарли Чаплина), посещением Храма, в котором его жена (вдова теперь), органист, играет на инструменте, а Баршай сидит и слушает.

После, сидя за белым столом (так как съёмка вышла импровизированной и света не хватало в местном магазине строительных материалов были куплены белые половики и скатерти, вот и сам Баршай, аккумулирующий свет, посажен к окну) показывает что означает некоторые дирижёрские жесты, попутно уточняя, что профессиональный дирижёр разговаривает <должен говорить> будто бы с каждым оркестрантом.
А это от Бога и помимо слов.

Вот что важно: Баршай мог бы говорить что угодно: картинка, проще не бывает, говорит сама за себя и совершенно неважно, что музыкант, способный идеально прикинуться то Шостаковичем, то Малером, а то и Бахом, говорит.
Ему просто веришь, настолько всё пережитое и переигранное делает его слова убедительными; тем более, что говорит Баршай чётко и ёмко (о значении и значимости Малера должен знать каждый человек на планете; а когда Баршай говорит о Бетховене то просто поднимает глаза вверх; задушевно вспоминает как сидели с Шостаковичем у него на кухне в тишине, не сказав ни слова после выхода постановления в "Правде")...

...да, мимика у него подвижная (дирижёрская), мимика мужчины, который привык нравиться другим.
Точно так же ты верил Лунгиной в "Подстрочнике" и теперь становится очевидной важнейшая черта Дормана как режиссёра - создание в кадре напряжения правды и правоты, делающих его героев незабываемо красивыми, сильными <харизматичными> и оптимистичными.

Несмотря на то, что разговор идёт, в основном, про музыку (ну и ещё про чудовищную историю России в ХХ веке, что катком прошлась по всем) фильм-то получается много шире - он о жизни и смерти, точнее, умирании счастливого человека, не изменявшего себе и всю жизнь искавшего единственно правильную ноту (был в расшифровке малеровских рукописей такой эпизод, когда закорючка на нотном стане, от которой, впрочем, зависело разрешение узла контрапунктов, никак, даже и под лупой не идентифицировалась).

Этот фильм - про любого, прожившего (или проживающего) свою жизнь и ожидающего, какими значительными не были личные достижения, одного и того же конца с человеком самым случайным и незначительным.
Парадоксальным образом, но уникальный и неповторимый Баршай оказывается всечеловеком, единственно верной (верно избранной Дорманом) метафорой человеческой жизни, человеческого пути, насыщенного событиями (вот как в контексте фильма "работает" баршаевская исключительность).

В Швейцарии Дормана постоянно идёт дождь, а натура выбрана настолько точно, что превосходно ложится на малеровскую музыку, взятую как из Четвёртой, так и из реконструированной Десятой, фоном к которой он пускает финальные титры.

Фильм вышел пронзительный и чистый, половину фильма я утирал слёзы, проявляя небывалую чувствительность; поразительно, что соседи по дискурсу и залу [люди далеко не случайные] реагировали гопническими смешками тотального непонимания (казаки, видите ли, иудаизм приняли; Сталин, видите ли, "крупный политический деятель эпохи Шостаковича" и всё в том же духе), точно люди пришли развлекаться (?) и очень хотели, чтобы их насмешили, задушили задушевинкой.
Хотя рассказывал Баршай истории столь трагические, что слёзы... сами...

Вопросы задавали, в основном, Дорману, хотя за столом сидела вдова, музыканты и Бруно Монсенжон, известный фильм про Рихтера и впервые опубликовавший рихтеровские дневники.
После же осталось непреходящее, невыветриваемое (что редкость) ощущение причастности чужому таланту и чужому счастью.

Уже вечер, а до сих пор хожу по впечатлением; это как ветер, неожиданно приносящий в наш северный город лёгкий атлантический привкус...


Locations of visitors to this page
Tags: музыка, телевизор
Subscribe

  • Твит дня. Антон Чехов

    Если человек не курит и не пьет, невольно задумываешься, а не сволочь ли он?

  • Твит дня. А. Гельман

    Только пережив ожидание исчезновения, можно по-настоящему ощутить прелесть присутствия в жизни.

  • Твит дня. Владимир

    С годами перестают удивлять подлость, предательство и лицемерие, зато все больше изумляют добродушие, надежность и открытость.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments