paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Послесловие к Четвёртой. Восьмая


Если романтики, при всей своей декларируемой субъективности, пишут про общечеловеческое, как бы с точки зрения всечеловека, то модернисты вообще и Шостакович в частности предлагают вход в чуждую нам реальность, очевидно чужую, очевидно устроенную не так, как мы, но иным каким-то способом.

Отсюда это ощущение угловатости и неловкости, то отдаляющееся от нашего [моего] понимания, то в каких-то своих проявлениях совпадающее с моим.

Отсюда это ощущение лучей, являющихся чистой интенцией, но вполне осязаемо шарящих сквозь толщу и по поверхности, точно нащупывающих редкие совпадения.

Важность стихотворения (его значительность и значение) может измеряться протяжённостью подводной незримой части; его замкадовостью, отбрасывающей тень как можно более долгую, длинную.
Мало того, чтобы такой текст был не равен самому себе, нёс эхо и провоцирующие читательское сознание коммуникативные механизмы <аттракционы>, надо ещё чтобы воздействие длилось не только в пространстве опыта, но и во времени жизни.

Вот как то, что происходит с картиной, что висит на музейной стене и никого не трогает.
Но длительность её воздействия поражает <по-рожает> воображение, через которое она и живёт.



У картин на выставке "Синий всадник", развешенной по соседству с фотографиями Анни Лейбовиц, я проводил в разглядывании и созерцании, гораздо меньше времени, чем перед снимками.
Созерцать не получалось, не то, что разглядывать. А вот де Мессину, если из последнего, или иконы в Третьяковке я разглядывал.

Там же подумал, что современные картины (линии и пятна, в основном) мы рассматриваем быстро, а на старинные картины (заменяющие, заменявшие) в том числе, кино, литературу и театр смотрим долго, дольше - так они устроены.
Де, зависит от носителя; чем современнее гаджет тем молниеноснее происходит передача информации.

Да, ещё и потому, что чем старше текст тем существеннее тормозной след, называемый контекстом.

А с нынешними поэтами происходит примерно тоже самое, что и бардами.
Они утонули.

Чем интровертнее нынешняя жизнь, тем экстравертнее нынешнее искусство.

Раннее вставание обостряет чувство раненного достоинства - в такой день силы, которые обязательно выдохнутся к вечеру, к моменту отбоя, можно равномерно распределять по дню, точно намазывая их на бутерброд тёртым сыром с чесночной массой; в конечном счёте, укладываясь в кровать с ощущением долга, выполненного или исполненного.
Для того, чтобы гармонизировать день достаточно проснуться засветло.


Locations of visitors to this page
Tags: Шостакович, банальное, дни, поэзия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments