paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Антонелло де Мессина. ГТГ в Лаврушинском


Собирался на выставку долго, с большой неохотой; не очень приспособлен для жанра "выставка одной картины" (то, что изображений пять (три в одном + два в одном) сути дела не меняет: извлечённые из родного контекста эти шедевры, более схожие с миниатюрами какой-то новой общности не образовывают), потворствующего ритуальности и притворству.
Это как на кладбище прийти покойного попроведовать - не знаешь чем себя занять, что говорить и куда руки девать; пять минут вахту отстоишь, на небо посмотришь, вот все дела и закончились, можно обратно идти.

К тому же, очень уж это трудозатратный жанр - придумывать для арт-гостя какой-то личный, непосредственно с самим собой связанный сюжет.
Не всегда в этом есть желание или потребность, каким бы важным и великим не являлся гастролирующий неодушевлённый предмет; вдохнуть в него часть собственной души - процесс предельно трудозатратный.

Особенно когда подготовишься.
Вот и я почитал Муратова и Вазари, пошукал по энциклопедиям, заранее составил представление, заразив себя вирусом интереса к итальянскому искусству.
Так что выходило очень даже забавно - за чужеземными редкостями следишь и изучаешь, а когда их под бок привозят (когда ты ещё доберёшься до Сицилии, откуда в год Италии подвезли в Москву сокровенные сокровища) ленишься и едва ли не за шиворот вытаскиваешься на улицу.

Логика очень простая: в условиях столичного региона, одна (две, три), даже самых выдающихся полотна не стоят потраченного на них времени - дороги, толчеи в метро, запрета фотографировать, накрапывающего дождика, преодолённой врождённой лени, наконец.
Во-первых, носитель [во всех смыслах] устарел; во-вторых, нет и не может быть общности со стенами принимаемой стороны; особенно если музей русского классического искусства принимает итальянские ренессансные портреты, которым у нас, в нашей истории искусства, вообще нет никакой рифмы или же хотя бы метафорических соответствий (на что всячески намекают пресс-релиз и рецензенты).
Если на выставке "Россия - Италия" ещё можно было повесить друг на против друга по работе Рублёва и Джотто, то к кому прикрепить шефство над Мессиной?



Антонелло де Мессина из музеев Сицилии
«Антонелло де Мессина из музеев Сицилии» на Яндекс.Фотках

Изменилась сама скорость восприятия информации и не следует стесняться того, что мы мгновенно считываем [эйдосы] и усваиваем даже бессознательные мессаджи, посланные особым скольжением линий или цветовых пятен.
Пару раз, ради эксперимента, простоял по паре часов (ну, хорошо, по паре полутора часов) перед самыми что ни на есть великими произведениями.

К сожалению, перед "Джокондой" постоять не удалось, затолкали, но перед рублёвской "Троицей" и рембрандтовским "Ночным дозором" отметился.
Правда, без особой интеллектуальной отметины - первое впечатление от них качественно ничем не отличалось от последнего брошенного на них же взгляда, обогащённого этим длительным, детальным рассматриванием.
Более того, долгая медитация ничего не отложила ни в сознании, ни в бессознании; я и сейчас вижу из внутренним зрением полустёртыми и невыразительными (хотя и в цвету).
Но вот чтобы сниться... нет, ни разу не снились.

Смотрение, пожалуй, самый быстрый коммуникативный акт, мгновенно проистекающий процесс, при этом такой же естественный и привычный [если брать сферу искусства] как чтение или театр.
И если артефакт оказывается отыгран сознанием за доли секунды, то что же тогда остаётся для собственно протяжённости, кроме выхолощенного структурного ритуала?
Остаётся стена.

Она и связывает картину со мной, с моей реальностью.
С реальностью моей реальности, к которой картина, являясь окном в иной мир [мир идеального] почти никогда не подключена.
Экспонат никак не связан с моими личными обстоятельствами, даже если я о нём что-то знаю, узнавал или по каким-то причинам хочу произвести впечатление, а вот стена связана хотя бы тем, что я к ней шёл.

Или даже ехал - на метро если в Москве или на самолёте-поезде, если за границей (тогда это и вовсе выходит хадж, заряжаемый восприятие массой новых, глубоких смыслов и ощущений).

Одна и та же работа в двух разных контекстах смотрится как совершенно разные работы, порой, едва ли не противоположные.
Чего далеко ходить, достаточно подняться на второй этаж в зал Левитана, который недавно был широко представлен на роскошной ретроспективе в Третьяковке на Крымском валу в виде широкоформатного, многочастного, многочасового романа.
Здесь же, в родной акватории, тесно развешанные эти же самые холсты складываются в совершенно иной сюжет про интимную связь безвременья и места.

Антонелло де Мессина из музеев Сицилии
«Антонелло де Мессина из музеев Сицилии» на Яндекс.Фотках

Стена - это, в каждом конкретном случае, наместник художественного бога на земле.
Заземлитель, невольно входящий в химсостав нашего непосредственного восприятия.

Историческое здание Третьяковской галереи, в этом смысле, относительно чистое место, хотя, конечно, то, что к отсеку Мессины идёшь через залы "Мира искусства", через стилизаторство Сомова и Борисова-Мусатова, дистиллированное эстетство Головина, раздрызганную экспрессию Серова и Коровина, что подготавливает на определённый, несколько искусственный, образ восприятия.

Выставка вышла занятная - из 18 безусловных работ Мессины (не так, между прочим, мало - Павел Муратов пишет в финале третьего тома "Образов Италии" о том, что от Джорджоне осталось и того меньше, то ли одиннадцать или вовсе восемь) в Москву привезли, можно сказать, все самые важные второстепенные работы.
В трёх затемнённых на особицу залах, пронизанных музыкой великолепного искусствоведческого видеофильма, показываемого по соседству с оригиналами, царит совершенно иная атмосфера выпадания из контекста.

Антонелло де Мессина из музеев Сицилии
«Антонелло де Мессина из музеев Сицилии» на Яндекс.Фотках

В первом зале округлой прихожей развешены репродукции практически всех работ Мессины, его биография и некоторые теоретические выкладки.
В центральном пространстве друг на против друга стоят две деревянные конструкции, внутри которых, за стеклом, выставлены полуиконы-полукартины - справа триптих с католическими святыми - Августином, Иеронимом и Григорием Великим, переведённым с дерева на холст и словно бы соскобленная со стены.

Да, это ещё темпера (ведь именно Мессине приписано в книге Вазари первооткрытие работы маслом, секрет которого художник, якобы, привёз из Брюгге), плотная и светящаяся в темноте.

Ну, а напротив - такая же белая конструкция, которую можно смотреть с двух сторон, работа "Сё человек" и "Мадонна с младенцем", формата чуть больше сигаретной пачки, их раннего.
Для того чтобы оценить красоту и первородство этих изображений нужно выйти из сумрака, вернуться в залы импрессионизма и "Мира искусства", пройти два зала Серова и зал Коровина, пересечь вестибюль и вклиниться в раздел древнерусского искусства.

Сравнивать надо не только даты, но и лица; внутреннюю жизнь этих лиц, у Мессины лишённых условности, согретых живыми, будто бы подвижными глазами.

Антонелло де Мессина из музеев Сицилии
«Антонелло де Мессина из музеев Сицилии» на Яндекс.Фотках

Антонелло де Мессина из музеев Сицилии
«Антонелло де Мессина из музеев Сицилии» на Яндекс.Фотках

Я так и поступил; не удержавшись, обошёл Третьяковку раза на два, поймал свой маленький кайф, о котором хочу написать отдельно и вернулся вниз к Возрождению.


Locations of visitors to this page


Антонелло де Мессина из музеев Сицилии
«Антонелло де Мессина из музеев Сицилии» на Яндекс.Фотках

Антонелло де Мессина из музеев Сицилии
«Антонелло де Мессина из музеев Сицилии» на Яндекс.Фотках

Антонелло де Мессина из музеев Сицилии
«Антонелло де Мессина из музеев Сицилии» на Яндекс.Фотках
Tags: ГТГ, выставки, искусство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments