paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

П. Барбье "Венеция Вивальди"


Музыкальная жизнь барочной Венеции предлагается в качестве базовой единицы измерения, разумеется, вместе с карнавалом и поднадзорными вольностями (беспрецедентная свобода венецианской жизни была, так же, и беспрецедентно надзорна и проницаема).
Соответственно, книга делится на части, описывающие разные части музыкальной инфраструктуры города.

Во-первых, четыре оспедали - школы воспитания беспризорных девочек музыке и ремёслам (лучших отдавали в хор, бесталанные занимались хозяйством), создавшие высочайшее качество исполнения хоровых опусов и плотность грамотной, способной воспринимать певческие чудеса, публики.

Во-вторых, оперные театры, принадлежавшие богатейшим аристократическим семействам и конкурирующие между собой (машинерия постановок, оперные примы, кастраты и композиторы, пишущие наперегонки одноразовые произведения) - очевидно, что именно оперные театры выполняли в Венеции функцию нынешнего шоу-бизнеса.

Вообще, надо сказать, аналогий с современными нравами даже больше, чем для очевидности необходимо - барокко, причём именно в венецианском изводе, оказывается непозволительно (без каких бы то ни было натяжек) близко к нашему нынешнему состоянию - избыточному, упадническому, эсхатологически неподконтрольному.

Другое дело, что для нас единица изменения Венеции, покинутой музыкой, закрытой для музыкальных испарений, отныне сведённых здесь к минимуму, к ритуалу, изменилась - не театры, но дворы и, если ещё точнее, церкви организуют жизненное пространство вновь прибывших и причащающихся.
И даже не сами церкви, хотя, разумеется, архитектура и есть застывшая музыка, но живопись, сублимирующая всё то же испарение всё тех же душевных эманаций города
То есть, ушло то, что составляло половину времяпрепровождения как жителей, так и послов (странников, паломников, туристов), но половину более существенную, чем та, что осталась до нынешних времён.

Это напоминает мне ситуацию на выставках современного искусства, где после вернисажей остаются только следы акций и перформенсов, документация вместо действия; в лучшем случае, видео или даже его раскадровка из каталога.


Церквям, кстати, устройству внутрицерковной музыкальной жизни, в-третьих, отдана отдельная глава - и тут пример Вивальди, "рыжего попа", бывшего исполнителем, композитором, учителем и импресарио, как нельзя кстати.
Хотя, на самом деле, конечно же, книга Барбье не про композитора, о жизни которого мало чего известно, но о городе, в котором он жил и работал как на перекладных (а творить надо было постоянно, поскольку премьеры концертов и опер были одноразовыми, возобновлений почти не случалось, так как венецианцы не понимали зачем слушать то, что они уже однажды слышали - музыкальные мероприятия выполняли здесь роль чего-то остромодного, актуального и не требующего повторений)...

По сути, книга Барбье могла бы выйти в серии про обыденную жизнь Венеции в такое-то время (время заката, которое у нас и ассоциируется с подлинным духом этого места, хотя декаданс последних столетий был, скорее, исключением многовекового венецианского буйства, породившего и первое казино и первую республику.
И, кстати, масскульт в его современном понимании, поскольку многочисленные праздники и карнавалы в Венеции праздновали всем миром - и не только оттого, что маска снимала разницу между сословиями, но ещё и потому, что смысл венецианских развлечений состоял в объединении людей в единое "корпоративное" целое.

Ни оперный театр, ни публичные концерты в базиликах и церквях не приносили бы дохода если бы зал не заполнялся - в том числе и местной публикой.
Несмотря на то, что приезжих в городе всегда было избыточно много, костяк публики не должен вымываться и, следовательно, состоять из местных (патриции занимали вторые и третьи ярусы, касте гандоньеров выделялся партер), поэтому повсеместно и возникали, конкурируя за зрителя (всё прочее следствие этой конкуренции) очаги буквальной массовой и популярной культуры.

То, что мы теперь имеем в наших собственных концертных залах - остатки омертвелых, окаменевших, одеревеневших форм.
Я имею ввиду не только репертуар, но и форму зрительского существования, прагматику этого обрядового общения: в Венеции, закрытой со всех сторон водой, а изнутри - непроницаемо толстыми стенами (тайная полиция следила за сношениями местных с приезжими, и за всеми местными без исключения, равно как и за всеми приезжими), из-за чего и возникала острая нужда в общих публичных пространствах.

Люди шли в театр (а оперы шли от трёх часов и более, в театре можно было провести и шесть, и восемь часов) для общения, перекуса, устройства личной жизни и бизнес-переговоров, ну и много ещё для чего.
Да для того же променада, ведь на узких венецианских улочках и площадях особенно не продефилируешь; церкви же, несмотря на то, что религиозность города с середины XV века была (как это убедительно показывает Рёскин) выхолощенной и ритуально-мнимой, щепетильно держали и фасон, и канон, конкурируя друг с другом в пышности и зрелищности, подобно всё тем же оперным театрам.
Всего этого мы лишены, никакие отношения в БЗК или в КЗЧ, чаще всего, не завязываются и никакие возможности, кроме ритуальных, к сожалению, не реализуются.

В-четвёртых, вся эта изощрённая и воспитанная в постоянных наслаждениях публика, жила, при этом и своей обособленной жизнью, поэтому заключительная глава книги посвящена традициям домашнего музицирования.
В целом же, книжка Барбье (автора книг о кастратах, о французской барочной опере и о конкуренции итальянцев и французов в барочном театре) лёгкая компиляция исторических документов и современных исследований; не открывающая никаких новых перспектив, но изящно обобщающих фигурой Вивальди все эти доступные источники.
Почти научпоп, но (и чего не хватает многим русским книжкам) без какой бы то ни было претензии на наукообразие; ведь многие превосходные (проработанные и концептуально выверенные) отечественные книги губят тяжеловесные обороты, отсутствие художественности, избыточные ссылки, раскиданные по тексту.

Надо бы, конечно же, каждый раз адресность потщательнее прорабатывать.
Вместо того, чтобы совсем как-то по-глупому сужать потенциальную аудиторию узким кругом коллег и специалистов, которые и сами всё про всё знают.



Locations of visitors to this page


Патрик Барбье "Венеция Вивальди: музыки и праздники эпохи барокко" - Издательство Ивана Лимбаха (серия "Студиа Европеиа"), 2010, перевод Елены Рабинович
Tags: Венеция, дневник читателя, монографии, нонфикшн, травелоги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments