paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

То, что на поверхности


Спокойная реакция на свою работу – нормальная реакция профессионала, сделавшего своё дело.
Профи прекрасно знает, что не обязан всем нравится и, хулу и клевету приемля равнодушно, он делает то, что считает нужным.
Я никак не мог понять истерик при восприятии статей Топорова или Лямпорта, нарочитое "хамство" которых является сугубо литературным жестом.
Тем более, что обычно истерикуют люди, чья серьёзность по отношению к себе превышает отпущенные этим людЯм таланты; люди, в силу мизерности своих дарований вынужденные озираться на каждый чих, способный снести их долго и тщательно выстраиваемые репутации к нулю.
Это реакции людей, не уверенных в собственной писанине, а, значит, боящихся её отстаивать в публичном поле, а не в теплице собственного литобъединения.

Так было всегда, и читая дневники Гонкуров, постоянно страдавших от нападок прессы, лишний раз убеждаешься в том, что критики, не стесняющиеся в выражениях – нормальные издержки публичной профессии, приучающей держать удар.
Если, конечно, ты профессионал, профессиональный литератор, привыкший к работе в общем поле, а не лукавый спекулянт, окололитературный напёрсточник, использующий неполиткорретные выпады противников (странно вообще ждать политкорректности от литературы, за исключением того случая, когда в тебе, кроме политкорректности, нет ничего, в том числе и таланта), в качестве разменной монеты.

Гонкуров возмущали несправедливые нападки литературных противников (больше всего Эдмона возмутили прижизненные похороны Альфонса Доде), что не мешало ему отвечать им в том же ключе – едкими публичными письмами и новыми произведениями, в которых они выводили своих противников (как Пелевин, смеявшийся в своих текстах над Немзером и Басинским) в карикатурном плане.


Пелевин – писатель, его реакции писательские.
Качество реакции каким-то странным образом завязано на уровень профессионализма и профессиональной честности.
По тому, как человек реагирует на критику, можно составить представление о степени его талантливости и профессиональной вменяемости.
Это, если хотите, тест и тест прямой, даже не косвенный.

Комические обвинения еврея Топорова в антисемитизме (что ж тогда говорить о текстах главного израильского классика Гробмана?), Галковского - в том, что он сошёл с ума, Лямпорта – в хамстве, меня – в пособничестве негодяям от людей, претендующих на писательский статус, говорит о том насколько измельчала эта порода.
В первую очередь, в человеческом, а во вторую очередь, в профессиональном смысле.

Ведь им даже в голову не может прийти, что это, вообще-то, нормально – форсировать голос, нападать, осыпать то что кажется возмутительным эффектной риторической бранью.
Кроме прочего, эти незнайки даже не догадываются, что упускают единственный шанс почувствовать себя взрослым и причастным к нормальному, а не вымученному процессу, искусственно синтезированному в пробирке взаимных реверансов.

Тут ведь вот какой есть очевидный момент – литературная критика является таковой, если судит литературное произведение.
А если под видом литературы критикам подсовывают фуфло, литературой не являющееся, то как его судить по законам литературы?
Это невозможно. Оттого и особенно логичен переход на личности.
Тем более, когда в общем информационном пространстве существуют нуже даже не тексты, а стратегии или претензии на место в иерархии.

Раньше мне этот когнитивный диссонанс казался комичным и очевидным, забавлял меня; теперь же я вижу всё больше и больше людей, воспитанных на подменах и убеждённых в том, что такие псевдокритерии являются единственно возможным.
Тут случай, когда затусовавшись, тусовка доеблась до мышей, пищащих и возмущающихся тем, что они запутались в одеждах Гулливеров, их росту не предназначенных.
Эти мыши не понимают для чего им нужна такая одежда на вырост; вот и пытаются установить свои серые мышиные порядки в мире, к сути которого они не имеют никакого отношения.
Сердиться на мышей мешает жалость.


Locations of visitors to this page


Сам я против неестественности любого сорта, в которую [помимо прочего] входит и форсирование стиля, которое не кажется мне продуктивным, однако, я не против литературы и подлинного литературного темперамента.
Да-да, я не против всего подлинного.
Tags: литра
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 57 comments