paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

ЖЗЛ


До последней страницы ждал упомянет Эдмон Гонкур Пруста или же не упомянет. Потом догадался заглянуть в "список имён": ну, конечно, разумеется... к последним годам Гонкура, Пруст был ещё совсем молодым человеком и первый, дебютный его сборник, в котором практически нет ничего от того Пруста, которого мы знаем, почти ничего нет.
А это могла бы быть красивая встреча или же красивое упоминание - как это случилось с Сарой Бернар, которая взяла у старого литератора пьесу, помусолила пару месяцев, а, затем, через пару месяцев, вернула с помощью помощника.
Да, про Сару Бернар я бы тоже, с удовольствием, прочитал бы какую-нибудь пухлую и пожелтевшую, точно еврейская бабушка, книгу: почему меня так волнуют явления, которые растворяются в ситории, не оставив следа, при этом, тем не менее, влияя на форму духа и сам дух?

Между тем, Чердачинск обзавёлся своим собственным маньяком, стреляющим людей сугубо в аптеках.
Всё-таки, нынешнюю жару летней не назовёшь; вся она какая-то возвратная, траченная, заранее устаревшая.
Охладевшая. Охлаждённая. Обречённая.
Нет в ней ни разгула, ни загула, ни раздолья, а внутри уже форсировано формируется ожидание осеннего хлада и долгой снежной зимы - тот самый гранитный камушек, что в груди, начинает действовать, что ваш подпольный обком.


Весь день, как и обещал, слушал Марию Юдину, к которой изначально был благорасположен, ибо много хорошего про неё слышал от Люси.
Сначала был Шуман, затем Барток и Веберн, после чего Бах и Бетховен, из которых Юдина интереснее всего (то есть, так, чтобы лично меня трогало, торкало, проникало) играла Баха, "застревая" между демонстративной отмороженностью Гулда и не менее декларативной, олимпийской отстранённостью Рихтера.

Та самая "религиозная глубина" и "сосредоточенность", которой традиционно характеризуют метод Юдиной, как мне кажется, имеют ситуативный характер "гения места" и времени, рассасывающихся при записи; знаю-знаю, такое бывает.
Ну, то есть, сидишь и сочиняешь легенду (основания, обоснования) почему тебя не вставляет; ведь, ты не предвзят, легенду знаешь (кстати, не оттого ли, что много ждёшь? И тогда легенда бежит впереди игры), внимательно соучаствуешь, ан нет.

В самой этой манере есть противоречие между замахом на объективность, выраженную в тщательном проговаривании [проигрывании] каждой ноты, разработанности артикуляционного аппарата и субъективностью записи, помноженной на субъективность носителя, помноженного на субъективность нынешнего моего восприятия - на фоне объектов и объедков августа ли конца лета или же августа начала осени, вырубки деревьев, которые, поредев, стали напоминать одну серию Моне с тополями возле изгиба Сены, чердачинского маньяка, душной маеты в ожидании дождя, который чувствуют мамины суставы, французских книг, которых, кажется, стало больше, чем нужно (вчера читал Доде; пора переходить на Тургенева) и думок о Москве (куда ж без неё)...


Locations of visitors to this page


Это я два абзаца собирался написать. Не умею писать коротко. А пора бы уже зачем-то научиться...
Tags: дни, музыка, физиология музыки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments