paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Убийство будущего


Мне сегодня хотелось убить человека. Точнее, людей, которые продолжали вырубать наши деревья, густую рощу, напротив посёлка, которой больше нет.
Наёмники на экскаваторах замахивались и с диким, лопающим скрежетом валили деревья, которые я помню с детства и которые были не только в моём детстве, но и в детстве моей мамы.
Высокие и стройные, резко возвышавшиеся над всеми остальными деревьями и всем посёлком, подобно опознавательным знакам, ориентирам, они падали с надломленным, едва ли не человеческим криком, последний раз протягивая ветви к небу, в которое упирались все эти годы.

Всё началось ещё в апреле, когда почти весь лес, отделяющий нашу деревню от шумной федеральной трассы, снесли почти под чистую, поставив забор во всю ширину вырубки и оставив узкую полоску деревьев возле крайней к тракту улицы.
А сегодня принялись и за неё. За последнюю полосочку.

Действиями трактористов руководит бригадир, бегающий вокруг территории сноса, с мобилкой у правого уха, которая кажется, приросла к его уху.
Понятно, что, да, его, конечно, наняли, что он подневольный человек, точно так же, как строители и трактористы, закончившие расчистку бывшего леса, раскатавшие пространство в рыжий от песка и глины блин, в котором вырыли фундамент для строительства, но гневу от этого не легче.
Я смотрел и стоял на него и мне хотелось его убить.
Выстрелить ему в глаз или в сердце, только чтобы не слышать лязганья гусениц и рёва бензопилы, которой деревья расчленяют на фрагменты.



Как назло, в городе сегодня солнце и ветер, оставленные в заложниках, живые ещё деревья, гнутся и маются, изгибаясь от ужаса собственной участи.
Молодые парни, которые не понимают, что они уже попали в ад, из которого им никогда не выбраться, потому что нельзя так беспринципно и бесцеремонно злодействовать и куражиться над окружающей действительностью.

Они не после смерти в ад попадут, но при жизни; они уже попали туда, не подозревая об этом.
И накрытые несчастьями, нескладухой, безденежьем, разваливающимся здоровьем, они будут потеть на подушках, недоумевая, за что им такое, что они сделали не так.
Узнав диагноз, будут давиться, пьяной слезой, подпевая собутыльникам - "ради гнёздышка грача, не рубите сгоряча" и даже не догадаются за что и почему им такое.
Дикие нравы!





Мимо места сноса снуют соседи, как ни в чём не бывало прогуливаются дети с леденцами на палочке, вот только что прошли две девушки с чипсами и никто даже не остановится перед убийством их общего будущего.
Месяц я наблюдал за своим окном остатки рощи, за густой листвой которой ворочались тракторы и грузовики и всё откладывал эту тему: пустить её в свой дневник - всё равно как признать, что пустил негодяев под отчую крышу.
Ходил мимо, чувсвтуя укор и сглатывал обиду за всех сразу и всеобщее же бессилье: против лома нет приёма; тем более, если земля куплена официально и на неё есть "зелёнка".



Латынины, возможно, отстоят в Переделкино липовую аллею, Б-г им в помощь; наш случай совершенно иной.
Он напоминает мне историю про арестанта-старика, ехавшего с Бродским в одном тюремном вагоне, которую Бродский рассказывал Соломону Волкову: сделать ничего нельзя, у нас тут не пастернаковская аллея, но живой щит, хотя бы отчасти спасавший экологически неблагополучные территории от пыли и шума, выбросов и вбросов.
Теперь этот зелёный щит остался лишь на гугловских картах.



Самое поразительное в этой истории не то, что троллейбусную остановку, существовавшую здесь с довоенных времён перенесут из-за того, что у нового хозяина старой земли, принадлежавшей раньше всем, на неё другие планы, но то, что в одном из самых грязных городов страны повсеместно рубят деревья.
Расширяют дороги и рубят деревья, очень чётко увязывая эти два "рабочих вопроса" в один только потому, что "Единая Россия" озаботилась качеством дорог, но наплевала на "зелёную волну" или общее "качество жизни".
Ещё раз. Из-за голимой показухи в экологически грязном городе планомерно, шаг за шагом, изничтожается исправно работающий зелёный фонд и по краям кое-как заасфальтированных дорог стоят обрубки деревьев да пни.
Местные СМИ хором рапортуют о победах и достижениях, а большинство из тех, с кем я разговариваю или сидят на чемоданах или планируют отъезд в самом ближайшем будущем.
И когда половина города уедет, а другая изничтожится от всевозможных хронических заболеваний, пробки на дорогах рассосутся сами собой, их даже расширять не нужно будет.
Всё ведь к тому и идёт.



Самое поразительное, что экология такая штука, что она одна на всех и гибнуть все, от губернатора от экскаваторщика.
Самое поразительное, что подонки не хотят попадать в ад в одиночестве; тянут район, город, область, страну-заложницу, за собой.
На такое детальное и извращённое, изощрённое вредительство, кажется, даже враги не способны, никакому вашингтонскому (какому угодно) обкому не привидится.




Locations of visitors to this page


Этого шатра у троллейбусной остановки больше нет, как и этого леса напротив, всю жизнь воспринимавшегося как данность (фото прошлого года).




Tags: Челябинск, дни, лето, мобилография, радикал
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 63 comments