paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Дневник читателя. В. Аристов "Имена и лица в метро" (4)


По книге идёшь как по Музею Фотографии – большие белые поля страниц отштукатурены под выставочные помещения, на которые повешены снимки – где-то цветные, частью – чёрно-белые.
Сепия чередуется с даггеротипом, многократно увеличенный мгновенный полароидный (плавный, но загустевающий, молочной рекой с кисельными берегами) с мобилографической куриной слепотой микромира, поднесённого к самому носу.

«Где в песок вонзилась сгоревшая спичка»

Крупный план фиксирует отнюдь не любовную размолвку с бытиём, но беглое бегство с окалин к окраинам.
Потому-то снимки или стихотворения как «люди слюды» крайне осторожны.
Увидеть и выделить (поймать) свет – главная задача и отличие фотографического искусства, отличающегося от живописи точно так же, как поэзия отличается от прозы.

«…встретить идущий из камня свет | Свет, который пока не добыт | если он в заброшенном камне его надо найти…»



«Забытое месторождение» («Книга твоя слюды | Не слова в ней | А люди видны | В неподвижной прозрачности…» ) предшествует картографически точным стихам, посвящённым Парщикову и Айги.

Текст, отталкивающийся от впечатления, произведённого выходом посмертного семитомника Геннадия Айги формулирует важнейшую особенность метода – трансцендентальную редукцию: «Лес становится снова деревом | Поле горизонтом безграничную обозначает страницу»

«Памяти Алёши» смешивает мемуар и формуляр, присягая задаче собирания и проявления «фигур интуиции» и формулируя способ: «попробуем собирать – твое зрение | рассеянное для нас | (пусть на странице описания жизни) затерянное среди ясеневской листвы | Прикрывая глаза, я отчетливо вижу твой свет…»

Собственно, весь литературный путь Аристова и можно условно обозначить этим экспозиционным направлением – от Парщикова к Айги, постепенно обезжиривающим и обезвоживающим изображение, всё более скупым на проявление вторичных жанровых признаков.

Зря что ли вслед за полузасвеченным воспоминанием об Алексее и феноменологией Айги идёт финальный текст – «Фотография» («…ты сейчас – именно то, что ты видишь значит мгновенно мы совпадаем…»), где зафиксировано совпадение зрения и бытия.

«благодарность | за видимое твое безмолвие | единокровности новой сродни…»

Усыхающая плотность мирволит возникновению «фотографических ожогов», когда точные метафоры или сравнения обжигают воображение, неожиданно раскрывающееся мгновенной вспышкой, в которой изображение становится объёмным.
Фотографически полным ощущением пространства, продолжающегося за скобками (скобами, рамками, рамами) изображения и возникающем из-за совпадения того, что написано с тем как (и кем) прочитано.


Locations of visitors to this page


Дневник читателя. Владимир Аристов "Имена и лица в метро" (1): http://paslen.livejournal.com/1114991.html
Дневник читателя. Владимир Аристов "Имена и лица в метро" (2): http://paslen.livejournal.com/1114991.html
Дневник читателя. Владимир Аристов "Имена и лица в метро" (3): http://paslen.livejournal.com/1117191.html
Tags: дневник читателя, поэзия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments