paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Подорога и Деррида о "топологическом языке"


"Подорога. Вы ведёте свою работу, насколько я могу судить о ней, не на уровне лингвистической реальности текста и даже не на уровне текста как такового (надо спуститься ещё ниже), а скорее на уровне различных микротекстурных образований, где лингвистическая власть языка более не имеет силы и текст распадается на мельчайшие фонетические и графические составляющиеё
Реальность, которая стоит за языком, как бы исчезает по мере углубления в сам язык. Прав ли я в своём предположении, что в применяемом методе анализа Вы осознанно отказываетесь от "языка" топологического?


Деррида. Что Вы имеете ввиду под топологическим языком?



Подорога. Ввводя в разговор этот несколько непривычный термин, я имел ввиду только одно - наличие некоторой реальности, обладающей своей имманентной логикой, которая несводима к языку, принципиально несводима. Моя вера в существование этой до- или за- языковой реальности опирается на многократно себя проявляющий в русской литературной традиции фантазм пространства: все её идеи, мечты, все упования на высшее и лучшее так или иначе связываются с производством особых пространственных образов, которые, со своей стороны, ставят под сомнение веру в язык. Мне представляется очевидным, что Ваше понятие espacement (опространстливание) и те интерпретации, которые Вы во многих Ваших книгах, статьях и интервью даёте ему являются топологическими. В философии русского авангарда я нахожу родственные понятия: у Тынянова - понятие "звукового эквивалента" (речь идёт о тех немых строфах, заряженных энергией ритма, которые часто встречаются в поэзии у Пушкина), у Дзиги Ветрова - понятие "интервала", у Сергея Эйзенштейна - понятие "аттракциона" и т. п. Но насколько они действительно близки по смыслу? Это остаётся вопросом. Однако я полагаю, что с помощью этих понятий можно объяснить ту топологическую тоску, которая существует в отечественной культуре и не даёт нейтрализовать себя языку, уничтожить. Действительно, вся наша великая литература топологична. "Преступление и наказание" Достоевского, "Петербург" Андрея Белого, "Чевенгур" Андрея Платонова - вплоть до "Зангези" Хлебникова - всё это литература особых пространств.
Литературная интерпретация языка идёт из пространственных, топологических образов, уже как бы данных, видимых, ощущаемых, которые словно "под рукой"; и нужно только найти для каждого из них свой особый язык, найти во что бы то ни стало, даже если ради этого придётся изобрести новый язык или изуродовать старый..."


Locations of visitors to this page


В книге:
"Жак Деррида в Москве: деконструкция путешествия"; стр. 152 - 153
Москва, РИК "Культура", 1993
Tags: цитаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments