paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Дневник читателя. В. Аристов "Имена и лица в метро" (2)

Интересно посмотреть как это работает, поэтому построчечный разбор второго и третьего стихотворения


***
"волейбол белой ночью гипсовые ваши тела || задержались в воздухе"

Построчечно перевожу: летняя мгла, внутри которой освещённая прожектором волейбольная площадка, где-то рядом с промзоной (?)...

"хотя завтра да сегодня уж на завод снова
пусть даже срежут процентовки
порвётся стружка в токарной мелочи"


Это только мне кажется или нет, но особенное расположение строчек превращается из горизонтальной картинки в вертикальную и и точно вытягивается на манер спортивных полотен Александра Дейнеки в осязаемое столкновение противоборствующих игроков?

"но здесь в горячей посвящённости в
такое
бытиё

где повторенье без изъятья"


Главной задачей Аристова в этом куске было подвесить "бытиё" точно мяч меж двух разгорячённых (об этом ниже) команд, когда событие чтения одномоментно совершается на разных пластах - строфики (графика) и семантики; впрочем, без изъятия и всех прочих уровнях стиха.

"на капли алкоголя
жизнь пока не распадается
на скамье оледенелой -

верные тела, оставленные в белом воздухе без
ночи без уничижающего сна совсем"


"Капли алкоголя" неожиданно превращаются в зернистость изображения, в атомы и молекулы (пиксели) кадра, где мощный тоннель подсветки, захватывающей лишь часть пространства, куда попадает ещё и скамейка, делает тела, зависающие в воздухе и тянущиеся к мячу бытия точно полыми внутри; гипсовыми (шероховатыми, статичными - потому что пойманные поэтической оптикой они (рабочие? студийцы? студенты на практике?) теперь будут тянуться к мячу вечно.
Без уничтожающего сна.


Третье стихотворение сборника -

"Отшумевшие аплодисменты. В памяти опали, как листва
Где рощи рук, Что дарили шум"


- вскрывает если не приём, то главный тематический интерес - отзвучавшие аплодисменты, прошлогодний снег и дырку от бублика.
То, чего не было, но то, что, тем не менее уходит всё дальше и дальше; Аристову важно зафиксировать как сгущается "минус-корабль" небытия, как нарастает энтропия забывания - именно энтропия, так как для сохранения мира в его полноте и целокупности необходимы титанические усилия сознания; мир прекращается вместе с человеком и внутренним зрением его памяти, луч которого обеспечивает глубину и объём.
Смена психологических регистров, выхватываемая, выхваченная из бесконечного потока и пригвождённая а) метафорой; б)миметическим жестом, продлевающем тормозной путь.

"лишь за то, что я актёром вызвал или вызволил другого
Лоб его и голос или локоть оголил

Перед жаром всеслепительной и беспощадной рампы

Лишь за то был дорог вам и мил Что открыл я жизнь иного

и четверть жизни в чужих лохмотьях проходил сам френчу
ношенному уподобленный немного"


Здесь важнее всего оказывается заглавная буква в центре неделимой строки - когда автор хотел было поделить высказывание на два этажа, да передумал, погнавшись за психологической точностью.
Куда важнее чтобы волна захлебнулась; чтобы дрожь нетерпенья передалась - после легкомысленного открытия в театре, когда тебе со стороны показывают тебя (совсем по чуть-чуть: лоб или локоть), что несмертельно и легко преодолимо, хотя и остаётся в опыте; прозрачное, призрачное, тем не менее, никуда не девается, пребывает.

"Но на сцене иногда думал вот вечер кончится

выскользну из зрительской толпы и неузнанный под
звёздами,
видя вас как одного огромного со стороны, пойду один

в несминаемой своей одежде
"

Вечер хочется и длить и прекратить (сам часто ловишь себя на том, что фиксируешь время, считаешь сколько осталось - то ли от убыли, то ли от удали, то ль от зудящего нервного зуда, который не перепрыгнуть и не обойти, нужно обязательно выйти на свежесть и следовать умозрительной траектории расхождения), противопоставленный всему и всем другим, многоголовым и неделимым - своим впечатлением противопоставленный, открытием чего-то, что раньше было сокрыто, а теперь раздвигает твоё внутреннее пространство.

Несминаемая одежда, гипсовые тела, перелицованное пальто - оттиски пережитого на теле и на челе; слепки пустого, точнее, полого, ничем не закрепляемого опыта, утекающего сквозь дырявые руки.
То, что остаётся от того, чего не осталось: чистая форма.


Locations of visitors to this page
Tags: дневник читателя, поэзия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments