paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Выше ноги от земли


Земля в Израиле бурая, сухая, легко рассыпающаяся в песок. Тель-Авив, стоящий на песке, переживает пору, в Москве давным-давно прошедшую – это когда естественный рисунок развития города сменяется урбанистическим насилием; когда аутентичные кварталы выскабливаются под чистую.
А им на смену приходит относительная, геометрически выверенная чистота современного города.

Многочисленные небоскрёбы уже изменили ландшафт Тель-Авива, сделали его совершенно другим городом (любое высотное здание то ли искажает пропорции, то задаёт новый – временной и визуальный отсчёт округе), отчего тесные улицы, состоящие из белых многоугольников стали точно ниже и теснее, чем раньше.
Постепенно их вычистят до основания и ощущение трущобного бурелома, что останется только в памяти, фантомной болью и ностальгией, уйдёт, уступив место другой волне.

У Тель-Авива, как и всего прочего Израиля, странные отношения с землёй (весьма, кстати, похожие на русские народные) – почва здесь плохо приручаема, горда и независима. И, к тому же, плохо, с сопротивлением, принимает цивилизованные формы; трудно загоняется в рамки, до последнего сражаясь с геометрией.
Отстраивается Израиль примерно так же, как строится метро – прокладыванием тоннелей-дорог и строительством станций-городов, соединённых в единую конфигурацию, из-за чего карта превращается в схему. В карту-схему.
Понимаю, что так везде, но тут это особенно выпукло и заметно – в том числе, на фоне небоскрёбов, которые взяли да и изменили характер местности на более умозрительный.






Моя семья живёт в типовом четырёхэтажном доме на сваях, над которым всё время летают самолёты.
Точно таким же, впрочем, было и первое жилище моих в Лоде – только самолёты в нём водились более крупные, более жирные. Отчётливые.
Cтрана, вытянутая вдоль береговой линии, встаёт на носочки и тянется вверх, выше ноги от земли.
Между сваями и нижним этажом гуляет ветер (хоть какой-то ветер), здесь играют дети, ползают, потягиваются кошки, похожие на средневековых горгулий, прямо на ступеньках сидят старухи с сумками (или же женщины, похожие в полумгле на старух), а муравьи прокладывают свои собственные кольцевые линии.
Выше ноги от земли, летим в будущее, песка не касаясь, пытаясь, таким образом, бороться с хаосом, как внешним, так и внутренним; со всей этой непреходящей неприбранностью, замусоренностью, ставшей частью местного климата.
Каждый такой многоквартирник – выгороженная жителями зона, с которой они могут управиться (в идеале, конечно; в принципе), небесный анклав, сосуществующий с землей на сложных, договорных условиях.



Ещё раз скажу – чем чаще я тут бываю, тем сильнее Израиль кажется мне проекцией России (и наоборот).
Столкновением хаоса и порождённого им первородства с зонами относительного комфорта; евростроительства и евроремонта, вызванных желанием пожить как у людей, сочетаемых с неукротимым характером запущенной на собственную орбиту округи, с которой нельзя совладать. Никому; никогда.
Заплатки еврозон внутри города или отдельно взятой квартиры, обдуваемой мазганом, выглядят как косметика на морщинистом (высохшем, буром) лице старухи из маршрутки или филармонического зала – когда краска рисует отсутствующие или искажённые черты лица (брови, ресницы, разрез глаз, уголки рта) от начала до конца, поверх самостоятельно увядающей кожи.
Здесь столько же (если не больше) умозрительности, перетекающей в необзримость; виртуальщины, сплошь и рядом спотыкающейся и разбивающейся о жёсткую постель жизни, о горячий вьюговей, религиозные обычаи и рефлексы, закреплённые всей предыдущей жизнью, безжалостно ныне ампутированной.



А есть ведь ещё пустыня; есть холмы и горы, есть высоты, между прочим, но всё это изобилие не отменяет того, что я тут понаписал про прибереговую и придорожную цивилизацию – глуховатую провинцию у моря.


Locations of visitors to this page
Tags: Израиль, мобилография, радикал
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments