paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Шуман, Бетховен. ИСО. Андрас Шифф


В туалетных кабинках тель-авивского филармонического зала есть вентиляционные окна, через которые слышно, как музыканты разминаются. В мужском туалете правого крыла я слышал трубача, Лена в женском, соответственно, левом крыле - гаммы на фортепиано.
Нынешний сезон - юбилейный, 75-ый; перед началом концерта на трех экранах показывали ролик с выступлением худрука Зубина Мета, экскурсом в историю и рекламой новых выступлений.
Вышло весьма эффектно - пока в зале не было света и горели только проекции на экранах, музыканты неторопливо занимали места за своими пультами.
Зал снова, как и в прошлое посещение, был переполнен (забитыми были даже места ЗА оркестром, там, где в русских залах обычно располагаются хоры), в фойе продавали горячую пиццу (а на выходе свежие бублики), диски и картины.
Отдельная очередь стоит к аппарату с оплатой за парковку.


Известный венгерский пианист Андрас Шифф, лауреат конкурса им Чайковского 1974 года (если верить Гуглу, последний раз гастролировавший в Москве в 2007м) и специализирующийся, в основном, на классицизме и романтиках, не только солировал в Третьем фортепианном концерте Бетховена, но ещё и дирижировал двумя опусами Шумана.
А когда солировал, то и дирижировал тоже, нервно отскакивая от инструмента и разворачиваясь на каблуках к оркестрантам.
Некогда кудрявый, невротичный, нескладный.

Начали весьма эффектно, энергитично с увертюры к "Манфреду", накатив прозрачной, фактуристой движухой, раздвигающей пространство и выталкивающей тебя, ну, скажем, в Дрезден или в Лейпциг.
То есть, такой мощи тоннель внутреннего кино, когда коммуникация позволяет переместиться во вненаходимость, несмотря, например, на соседку, положившую ногу на ногу и качающую в такт крайне ритмически организованному исполнению, своей ступней в облезлых сандаликах и с облупившимся лаком на изъеденных грибком ногтях.
Но ты закрыл глаза - и вперёд, тут же тронулся.
Тем более, что Израильский симфонический, ведомый венгром, выдавал несколько психоделическое, плавучее, плавающее внутри ясного моря ясности, звучание.
Такие струящиеся звуки выдаёт магнитофонная лента, пущенная задом наперёд. И когда таких звуков немного, то они не портят общую картину, но слоятся разгорячённым воздухом внутри единого симфонического потока, добавляя небесному Лейпцигу объём и дополнительную жажду ускользания.

Когда начали Третий фортепианный Бетховена на какие-то минуты показалось, что вот оно - счастье полноты переживания и что концерт идёт по нарастающей, хотя, к сожалению, первая часть бетховенского сочинения оказалась пиком вечера - и эмоциональным и техническим, и каким угодно.
Манера Шиффа, на первый взгляд, проста и безыскусна, лишена аффекта и эффектности.
А колыхание и россыпь ртутных шариков он организует вокруг намеренно акцентуированных, выделенных аккордов, как бы помещаемых в основание той или иной фортепианной мизансцены.
Эти аккорды играют роль опорных сигналов, частокола, вокруг которого наворачивается колыхание верхних слоёв фортепианной атмосферы.
Играет Шифф ровно, слегка отстранённо, отдалённо напоминая (манерой, а не уровнем проникновения) позднего Рихтера с его брезгливой складочкой на подбородке.
Ленивое, амбивалентное размышление, говорящее тебе напрямую простые и искренние слова, между делом, организующие, от и до, целую жизнь - "историю артиста", точнее, любого человека, со взлётами и падениями, ломанием конечностей и разбиванием сердца и сердец, на которые теперь, вечность спустя, можно смотреть с лёгкой иронией; причём чем легче и естественнее выходит смех тем горше и глубже отчаянье.
Эта глубина разлома (чем веселее тем грустнее; чем отчаяннее тем оптимистичнее), космическая какая-то, когда сгораешь и замерзаешь одновременно - самое поразительное, что есть в нотной литературе романтиков, именно за это я так люблю фортепианные циклы Шуберта и Шумана, именно эта амплитуда доведена у Бетховена до головокружительной высоты, до слёз.
И слёзы капали, когда Шифф примешивал к меланхолии прожитой и пережитой жизни капельку салонной светскости, весеннего света, который даже у умирающего от смертельной болезни способен вызвать приступ умиления.
Правда, быстро проходящего.

Вторую часть Штифф начал ещё более необязательно, точно сел за рояль без особого плана и сейчас, от балды, что-нибудь да и наимпровизирует.
Не исключено, что в джазовом, синкопированном ритме, а, может быть, разогнавшись, перейдёт и на классические звучания.
Эта поза тапера в дорогом ресторане застопорила и без того замедлившийся оркестр, время от времени, вспыхивающий всполохами отражённого света, внутри непрерывного звучания начали возникать внутренние паузы и бетховенский концерт гамаком провис в маневрах, которые не исправила даже вполне хитовая концовка.
Точно Штифф выложился в первой части, совершенно разлюбив на время остальные.

После антракта давали Первую Шумана, в которой духовые неожиданно выступили вперёд, словно бы разобрав звучание оркестра на группы, переплавив объём в разорванную в несколько слоёв картинку.
В нечто окончательно вываренное. В овнешнённое внешнее.
Так по краю белой фарфоровой тарелки тянут ленту золотой росписи.
Симфонии Шумана ассоциируются у меня с гладкописью, залитой сливочным смычковым лаком; в них может быть отдалённость и ласковая дрожь, переходящая во взбитые сливки сфумато, но никогда я не слышал и не видел симфоний Шумана разъятых на составляющие. Точно это не малые голландцы, но кубофутуризм какой-то.
Точно сливочное масло прогоркло и сжалось внутри окончательно окостеневшей скорлупы, высохло и его стало мало.
Точно плод граната разломили и оставили на ночь, из-за чего отдельные зёрна подсохли, ужались вокруг своих видимых косточек-костяшек и стали меньше самих себя.
Точно раскрыл банку с тунцом, а он не цельными кусочками,но раскрошен.
Точно зеркало треснуло, а виолончельные рельсы покрылись ржой.
Оркестр, дававший в увертюре к "Манфреду" легкокрылую цельность, накатывающую и накрывающую зал кружевами брюссельских волн, хронологически решил решить "Весеннюю" симфонию не майским цветущим цветением, но едва ли не февральско-мартовским гниением и распадом снега.
И это был не технический прокол или просчёт, но именно что, настаиваю на этом, такое вот интерпретационное решение - с обморочными остановками, запрокидыванием головы вверх, когда звук начинает плыть точно противоходом, с вагнеровским стоячим хаером медных, воловьей нежножностью валторн и скоротечной оттепелью в виде подснежника-вальсочка, воткнутого в середине.


Locations of visitors to this page


Очень хороший (один из лучших в этом сезоне), очень неровный концерт, тем не менее, разговаривающий с тобой без придури, поддавков и на высоком уровне; а то, что не всё понравилось - так не всё Коту масленица.
Tags: Израиль, концерты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments