paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Выставка «Me draw on ipad» Дэвида Хокни. Луизиана





В полутёмном зале нельзя фотографировать (это правило касается всех временных выставок), так что будут только слова.
По длине одной из стен, на уровне человеческого роста, сделаны окна, в которые вставлены мониторы с меняющимися изображениями рисунков Хокни.
Размер изображений совпадает к айпадовскими экранами – то есть, внутрь фальш-стены вставлены именно гаджеты на которых и был написан обычный его репертуар – например, цветы в горшках и на клумбах.
Углы улиц. Части тела, вписанные в интерьер. Сами интерьеры. Какие-то детали. Лес. Часть леса. Кресло, стоящее на веранде (на перилах стоят красные горшки). Лица.
На другой стороне те же самые рисунки, сделанные стилом в определённой программе, позволяющей менять цвета и стили, помещены уже в формате айфона и составляют что-то вроде витража в несколько рядов.
Они не мигают и не меняются, они изображают из себя картины, делая вид, что они – живопись.
Тут же, рядом, большая и уже движущаяся видеопроекция, показывающая разные стадии рисования портрета молодого человека – от первых контуров до конечного состояния внутренней и внешней насыщенности цветовой жизнью, создающей иллюзию объёма.
На противоположной стене, в режиме слайд-показа транслируют трёхчастную композицию из постоянно сменяемых изображений – здесь, в основном цветы и размер изображений уже больше метра в ширину и в длину.
Наконец, на проходную стену, транслируют документальную киноленту, показывающую как же, собственно говоря, сильно постаревший и потолстевший Хокни, сидящий за столом, на котором лежат газеты с логотипами датских газет, рисует на айпаде очередной рисунок с изображением датского флага, колышущегося на ветру.

Хокни делает искусство на самых что ни на есть новодельных компьютерах, вроде бы лишающих человеков индивидуального почерка и неповторимого стиля, но делает это столь убедительно и обаятельно, но не остаётся никаких сомнений: дело не в автоматизме подручных средств, но в таланте, способном самовыразиться через любые техники и технологии.
Рисунки, транслируемые с мониторов, в исполнении Хокни, нельзя фотографировать ещё и оттого, что они уникальны и неповторяемы – охранники оказываются заслоном на пути копирования (любыми доступными зрителям, которых, в данном случае, хочется назвать пользователями) изображений, принципиально не имеющих уникальной матрицы и уже при рождении превращённой в файлы.
Хокни делает их неповторимыми не распечатывая и не подписывая распечатки, как можно было бы придумать, но самим способом экспонирования, занимающего у художественного музея частичку местной, неповторимой ауры.
И для этого, конечно же, нужно быть Хокни или же художником его уровня известности, когда само имя и узнаваемая манера, создают автономный контекст, составленный из всего втянутого в него раннее, многократно возвеличивают бэкграунд, конвертируя нашу предвзятость в качество эксклюзивного впечатления.
И, если вспомнить эксперименты Хокни с полароидными снимками, понимаешь – технологии приходят и уходят, а на стенах остаются не только артефакты, но и вневременные события изображений.
Это и про то, что «жизнь коротка, а искусство вечно», и про то, что прогресс в культуре необязательно чреват размыванием авторского начала, что будущее может оказаться вполне плодотворным не только для техники и для техник, так что бояться особенно нечего.
Важно уметь видеть перспективы и приспосабливаться к обстоятельствам.
Весьма оптимистический проект.

Locations of visitors to this page



Выставка в Фонде Ив Сен-Лорана и Пьера Берже
Интервью Хокни в "Фигаро"
Tags: Дания, выставки, искусство, радикал
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments